"Фронтовик в нашей семье": жители Башкирии вспоминают воевавших родственников и коллег

Чем ближе 9 мая, тем больше появляется постов в соцсетях, посвященных Великой Отечественной войне. Многие вспоминают своих родственников, коллег, друзей - непосредственных участников тех страшных событий. Рассказали о фронтовиках и жители Башкирии.

08.05.2017 13:04 Андрей КОРОЛЁВ

Печать
Комментировать
0
Прочитано
593

- В сентябре 1941 года Алексей Лукьянович был призван в ряды Советской армии и зачислен курсантом школы военных фельдшеров, которую окончил в апреле 1942 года, после чего направлен в город Москву в резерв Главного Военно-санитарного управления. С 23 мая 1942 года принимал участие в боях на Сталинградском фронте в составе 38 стрелковой дивизии. Проходил службу фельдшером, командиром санитарного взвода. Трижды ранен в боях в составе подразделений 1-го и 4-го Украинских фронтов.


  - Наш картатай Махиян Умутбаев - участник двух войн, мой олатай Хакимьян воевал на Востоке, на границе с Японией. К сожалению, их уже нет с нами, но мы помним по их рассказам, через какие трудности они прошли, защищая Родину!


 - Его призвали на фронт в первые же дни войны, а было ему уже за сорок. Был ранен и в 1942 году скончался от ран в госпитале города Тамбова. Там и похоронен, как многие воины, скончавшиеся в госпиталях от ран. Воздвигнут мемориал, высечены сотни и тысячи имён погибших героев. Даже хорошей фотографии Николая Петровича не сохранилось. Мне нравится снимок, где вся семья сидит под яблоней (знаменитый алмаатинский апорт!). Перед самой войной. Вскоре сыновья станут сиротами, жена - солдатской вдовой.


 - В любую погоду, и в дождь, и в снег, и когда палило солнце, люди работали. Прабабушка рассказывала моей бабушке, что зимой снег доходил до подмышек, но им приходилось подниматься в горы, преодолевая это препятствие. Ещё и одежда изнашивалась быстро, потому что тогда ещё синтетики не было. Натуральная ткань рвалась быстро. Не хватало еды, одежды, обуви. Девушки мёрзли, болели, надрывались от тяжелой работы. Ведь нужно было валить лес, убирать сучья, рубить на чурбаки длиной 1 метр 25 сантиметров, раскалывать по длине и складывать в поленницы.


 - Мой дед, Алексей Михайлович Савельев, был командиром сапёрного взвода, дважды был ранен — под Сталинградом и под Белгородом. В архивах его путь через полстраны и пол-Европы описан сухо: «Проделал проход в минном поле». «Под огнём противника производил минирование и подрыв моста» (когда отступали). «Восстанавливал мост под огнём» (когда наступали). «Первым ворвался в траншею противника». Когда-нибудь я буду в Берлине и, спускаясь в метро, буду помнить, что и оно фигурирует в документах моего деда


 - Помню, как он рассказывал, что молодые и неопытные мёрли, как мухи. А во время бомбёжек 18-летние необстрелянные пацаны жались к нему с криками "Дяденька Азнагул! Дяденька Азнагул!". Не могу сказать, что дед не любил рассказывать про войну. Если спрашивали, рассказывал. Теперь я понимаю, что в меру и с учётом подготовленности и возраста слушателей. Но мы все-равно мало что понимали. А я, внук, в отличие от сыновей и зятьев, так и вообще, в силу возраста... Но слушать любил. И сейчас, при случае, всегда переспрашиваю у взрослых, что он тогда говорил и что еще рассказывал о войне.


- Кругом разбитые танки, орудия, рвы, траншеи. Вместо деревень - пепелища. Киев весь в развалинах. Но Красная Армия уже наступала, и это придавало силы, вспоминала Раиса Ивановна. Когда освобождали Молдавию, их эшелон разбомбило. Раненых под огнём перетаскивали в лес. Рая была сама ранена в руку, но с поля боя не ушла.


Комментировать
0


Наверх