Пропавший без вести: история жизни и смерти Дмитрия Дашкина

"Тёмное апрельское утро. Перед моими глазами до сих пор стоит серая дорога и уходящая вдаль повозка. Я бежал вслед за ней, падал, разбивал коленки в кровь, вставал и продолжал бежать, надеясь снова увидеть и обнять своего отца. Его забрали на фронт за два месяца до начала войны," - так вспоминает то тяжёлое время брат моей бабушки Анатолий Дмитриевич.

09.05.2017 11:01

Печать
Комментировать
0
Прочитано
923
Пропавший без вести: история жизни и смерти Дмитрия Дашкина

Мой прадед, Дашкин Дмитрий Николаевич, в свои 29 лет был председателем колхоза Ново-Ивановка Стерлибашевского района. Уйдя на фронт, он оставил молодую жену с четырьмя детьми. Моя бабушка, Антонина Дмитриевна, была самой младшей. Она совсем не помнит отца. В памяти остались лишь письма с фронта, в которых он просил: «Сберегите мою Тосечку». А потом письма прекратились. Бабушка рассказывает, что его мать ходила с иконой вокруг дома и молилась.

Жена, Клавдия Сергеевна, каждый день ждала и надеялась увидеть его живым. Она работала в колхозе, старшие сыновья, которым было 9 и 7 лет, пасли скот. А моя трёхлетняя бабушка и её пятилетний брат хозяйничали в доме. «Подумать только, - вспоминает она, - будучи трёхлетней девочкой, я натирала целое ведро мёрзлого картофеля для получения крахмала, чтобы можно было испечь хоть какие-то лепёшки. Мои ладошки истирались в кровь, но у меня и мысли не было заплакать. Будучи ещё детьми, мы понимали, что идёт война, и другого выхода нет».

В 1942 году в дом Дашкиных пришла беда - извещение о том, что Дмитрий Николаевич пропал без вести. «Невозможно описать словами, - говорит моя бабушка,- что чувствовала в то время моя мать. Имея на руках четверых детей, она не отчаялась и всю жизнь ждала своего мужа, ласково называя его «мой Митичка».

Прошли тяжёлые годы войны, но, несмотря на молитвы, солдат не вернулся, о нём ничего не было известно. Люди говорили моей прабабушке: «Ты же ещё молодая. Выйди замуж, тебе будет легче поднимать детей». Но она всегда была верной своему мужу и отвечала, что лучше моего Митички нет никого на белом свете.

«После окончания войны, - вспоминают бабушка и её брат, - нам было нелегко понимать, что отец уже не вернётся. Но на протяжении всех этих долгих лет мы не теряли надежду узнать о судьбе нашего отца. Мы выросли, сами имеем внуков и правнуков. Но то чувство маленького, беззащитного ребёнка хранится в наших сердцах до сих пор. Радости и волнению не было границ, когда в 2016 году в наши семьи пришла новость о том, что есть возможность обратиться к немецким архивам и раскрыть тайну судьбы нашего отца».

Мы узнали, что Дашкин Дмитрий Николаевич в 1941 году оказался в плену и попал в концлагерь. 8 января 1942 года погиб на границе Белоруссии и Польши в городе Гродно.
«На личной карточке военнопленного мы увидели отпечаток пальца нашего отца. Так и хотелось прикоснуться к нему и ощутить его тепло, любовь и заботу о нас. Наша мать уже не узнает о его судьбе. Но мы до сих пор не устаём восхищаться той русской женщиной, хрупкой, но в то же время сильной, молодой, но оставшейся верной своему мужу, любящей и заботливой матерью», - рассказывает моя бабушка.

Сколько семей в России имеют похожую судьбу? Невозможно переоценить подвиги солдат. Мы не должны забывать их жён, матерей, сестёр, на плечи которых взвалилась ноша непосильного труда, забота о детях.
Восторгаясь подвигом русских женщин, я посвятила стихотворные строки своей прабабушке Клавдии Сергеевне, олицетворяя в ней всех вдов и матерей.

Это ты меня спасла…
Улетели птицы на восток.
Плачет небо в горечи страданий.
Слёзы утираю о платок,
Что оставлен мне при расставании.
На коленях пред иконою стою,
Умоляю, чтоб утихли взрывы.
Чтоб не целовала кровь твою
Мать-земля в дрожащие порывы.
Я готова превратиться в ураган
И принять свинец, тебя спасая.
Предаюсь отчаянно мечтам,
Что закончится война босая.
Ты придёшь однажды на порог
В орденах, сияющих, как солнце,
Молока парного сделаешь глоток -
И росой слеза ланит коснётся.
Головой прильну к твоей груди
И в молчанье простою минуту.
За любовь меня не осуди,
За страданья в долгую разлуку.
Прошепчу: «Я так тебя ждала,
Я молилась, болью захлебнувшись».
Ты ответишь: «Это ты меня спасла,
Чистою душою прикоснувшись»…

На фото: в центре - Клавдия Сергеевна, жена Дмитрия Николаевича. Его фотография не сохранилась.

Надежда Стукалова

Комментировать
0


Наверх