«ВРЕМЯ ПЕРВЫХ»: КОСМИЧЕСКИЕ ТРИ БОГАТЫРЯ

Эту историю, практически построенную на документальных кирпичиках, кто-то мог бы назвать «Гравитацией» по-русски. Если бы это и впрямь было так. К счастью, не сложилось.

09.04.2017 21:34 Кристина АНДРИАНОВА-КНИГА

Печать
Комментировать
0
Прочитано
366
«ВРЕМЯ ПЕРВЫХ»: КОСМИЧЕСКИЕ ТРИ БОГАТЫРЯ

От технократического блокбастера с Буллок и Клуни у фильма Дмитрия Киселева только саундтрек с привкусом голливудщины, поле воспоминаний а-ля «Гладиатор» да звезды. Звезды, которые главный герой – Герой в буквальном смысле – через потолок видит.

Чтобы понять, насколько точна реконструкция событий (и это не типичная завлекаловка на постере), пытливому зрителю достаточно прочесть хорошие книги по теме или хотя бы посмотреть документалку 2014-го «Леонов. Прыжок в космос». Все тебе, товарищ, в художественном фильме будет: и проблемы с выходом в неизведанное пространство, и гениально придуманный шлюз, и отказ автоматической системы ориентации, и талантливая живопись космонавта, и суровая пермская тайга, и даже показанная в начале фильма ЧПэшная посадка самолета (правда, с парашютом на самом деле все было в порядке).

В общем, максимум реально происходившего и минимум патетики, которая подпортила драму «Гагарин. Первый в космосе». Создатели «Времени» словно учли эту ошибку – постарались нащупать «золотую середину» вкусовых предпочтений. И пусть любители глобальщины скажут, что нет, мол, масштабных личностных конфликтов и много времени проходит на Земле; пусть ура-патриоты обидятся на негласный лозунг «опередить капиталистов» и то, что много чего «тут сломалось, здесь не сработало» (а что вы хотите – проба пера в космосе), а ярые либералы от этого со злорадством ухмыльнутся да законспектируют монолог о «народе, с рождения летающем в кандалах».

Да, карусель режиссеров-сценаристов только ленивый не заметит; и женщины в кадре деревянные; и Брежнев чересчур карикатурен; и флешбэк с птенцами притянут и не нов в свете тех же байопиков о Гагарине, Харламове или Поддубном (ах, куда ж без этих вставок в тематическом кино!).

Но плюсы этой двухчасовой с хвостиком эпопеи замыливают минусы, потому как техническая подача добротная, «предсказуемая история» только выигрывает в своей искренности и не снижает накала, ладный юмор присутствует (пусть и вперемешку с общими фразами), а тройка Миронов-Хабенский-Ильин играет блестяще и напоминает… трех богатырей отечественного фольклора. Только нестандартных – космических.

«Что за сравнение такое?» – возмутится зритель. Но фишка в том, что это не прямые параллели, что разные Леонов и Беляев составляют единое богатырское целое русского «я» – такое сосредоточенно-офицерское («как Родина прикажет») и сказочно-неправильное, не по инструкции, интуитивно удачливое («что ж это все через…»). А Королев – парам! – и есть тот самый Муромец, «сидевший» на печи (читай, в лагерях) и оказавшийся настоящим первым героем. Именно он, кстати, и произносит фразу «время первых». И «время» это терять не стоит: можно смело идти на фильм, незаслуженно попавший в лапы прокатного антипиара. Как говорится, сначала посмотри, а потом осуждай. А там, гляди, и осуждать-то не захочешь.

Комментировать
0


Наверх