Мальчик со шпагой

Дмитрий Детинин – поэт, автор. Родился в Уфе в 1967 году. В детстве любил сочинять и переделывать на новый лад сказки, в школьные годы начал писать детективы и стихи. Любовь к литературе привела его на филфак БГУ, после окончания которого преподавал в школе. С 1995 года работает социальным педагогом в школе №95, а с 2010 года в школе №10 Ленинского района Уфы. Публиковался в «Вечерней Уфе», «Молодежной газете», «Истоках». Его проблемные материалы о подростках «ЧП школьного масштаба» и «Мальчишки-воришки» надолго запомнились читателям газеты «Версия». В 2015 году стал победителем в одной из поэтических номинаций Третьего республиканского конкурса чтецов «Живая классика», где он прочитал свои стихи, посвященные Мусе Джалилю.

07.08.2017 16:34

Печать
Комментировать
0
Прочитано
291
Мальчик со шпагой

Ты меня не любишь? Что ж такого?

Разве это новость для меня?

Нежный взгляд и ласковое слово

Ждал я долго, но, увы, зазря.

Ты меня не любишь? И не надо.

Не постичь тебе моей души.

Мне и в том есть горькая отрада,

Что на сердце сладко так болит.

Я тебе прощаю, что невольно

Чувств моих заветных не поняв,

Ты меня пронзила острой болью,

От которой бог тебя избавь!

Ты меня не любишь? Шут с тобою.

Жизнь и дальше будет бить ключом.

И, надеюсь, будущей весною

Я с улыбкой вспомню о былом.

Ты меня давно уже забыла.

Я тебя, однако, не забыл.

Ты меня нисколько не любила.

Я тебя так искренне любил.

В темном небе даже звезд не видно.

Валит снег холодный и густой.

Счастлива ли с суженым ты ныне?

Любит ли тебя избранник твой?

В этом мире все недолговечно.

Лето вот сменилося зимой.

Верно ли, что муж твой безупречен?

Кроток ли и нежен он с тобой?

Две снежинки на ладони тают,

А метель кружится над землей.

Я с улыбкой грустной вспоминаю,

Как кружились в танце мы с тобой.

Всей душой я тебе желаю,

Чтоб жила ты, как в чудесном сне.

Только, если грустно сердцу станет,

Друг мой милый, вспомни обо мне!

 

 

Ко дню рождения В.П.Крапивина

 

Нет, увы, я не знал тебя в детстве.

Не читал я романы твои.

Только голос звучал где-то в сердце,

Звездных всадников медной трубы.

Мы и взрослыми тоже мечтаем

Увидать алый свет парусов.

И, порою, нам снится ночами

Бой на башне волшебных часов.

Старой книги листая страницы,

Слышу то, что милее всего:

Словно райское пенье Жар-птицы

Голос детства звучит твоего.        

 

 

Владиславу Крапивину

 

Ты мой истинный друг,

Хоть тебя не встречал я ни разу,

Не сидел за столом

И на бруденш с тобою не пил.

Но с тобой на всю жизнь

Подружился я крепко и сразу,

Когда первую книгу твою

Я случайно открыл.

Жизнь бывала полна

Самых горьких обид и обманов.

Справедливости в ней

Я обычно немного встречал.

Но средь жизненных бурь

И густых беспросветных туманов

Со страниц твоих книг

Голос верного друга звучал.

Он будил во мне вновь

Юных лет молодую отвагу

Гнал тоску и унынье

От сердца усталого прочь

И во мне просыпался

Отчаянный «мальчик со шпагой».                   

И стремился я в бой,

Чтоб кому-то в несчастье помочь.

«Барабанщики, марш!» -

Раздается приказ на рассвете.

Барабанная дробь

Поднимает  в атаку полки.

И шагают мальчишки

В аксельбантах и черных беретах.

И на солнце блестят

Их рапир боевые клинки.

В эру черных годин

Не утративший дар Человека

Посвятил ты себя

Воспитанью отважных бойцов.

Пожилой пионер,

Мушкетер 21 века,

Капитан – командор

Удалых благородных юнцов.

Невозможно никак

Нам впадать в безнадежную скуку,

Пока есть на земле

Дон Кихоты такие, как ты.

И хочу из Уфы

Протянуть я в Тюмень к тебе руку,

Чтоб сказать, что и ты

 не один среди злой пустоты.

 

 

В старом парке пустынны аллеи

Лишь качели уныло скрипят.

Под ногами, от грязи чернея,

Кучи листьев опавших шуршат.

Как унылы пустые беседки!

И эстрада мокра от дождя.

С почерневшей от сырости ветки

Ворон каркнул, мне, словно, грозя.

Тут не встретишь влюбленную пару,

Ни детей, ни веселых гуляк.

Лишь качели уныло скрипят.

Под ногами, от грязи чернея,

Кучи листьев опавших шуршат.

Как унылы пустые беседки!

И эстрада мокра от дождя.

С почерневшей от сырости ветки.

Ворон каркнул, мне, словно, грозя.

Тут не встретишь влюбленную пару,

Ни детей, ни веселых гуляк.

Лишь какой-то небритый папаша

Собирает бутылки в кустах.

Я один в этом парке безлюдном

Целый вечер, как призрак, брожу.

И в раздумьях мрачных бесплодных

Я кого-то как будто бы жду.

В город выйдя, порой, замечаю:

Грустный взгляд из окна промелькнет.

Там вон девушка тоже скучает.

Только вряд ли меня она ждет.

 

 


Комментировать
0


Наверх