25 июня Понедельник

USD - 63.24 EUR - 73.72

26.05.2018 11:14
  
Комментировать
0
 

Как Семак изменил «Уфу». Тотальный разбор

Главный лонгрид об игре «Уфы» на русском языке с сайта Контрпресс.

Как Семак изменил «Уфу». Тотальный разбор
Какая «Уфа» досталась Семаку
Перед назначением главным тренером «Уфы» Виктор Гончаренко, получивший контракт от двух команд (второй – от «Кубани», где его считали мягким), изучал будущую команду и пришёл в шок. «После анализа её предыдущего сезона вообще не понял, каким образом команда сохранила место в сильнейшей лиге. В 17 из 25 игровых показателей она была худшей, – рассказывал Гончаренко. – Это и владение мячом, и удары, количество атак и отборов на половине соперника. И нам изначально надо было слишком многое в игре исправить». Своими словами Гончаренко признаёт справедливость суждений аналитиков, считающих, что Сергей Семак добился результата в «Уфе» частично на багаже Гончаренко. Белорус работал с сильным уклоном на оборону, что сам же признаёт, и построил фундамент для развития команды.

Изначально Гончаренко перепробовал несколько расстановок. Свой стартовый матч, против «Урала», Виктор отыграл по схеме 4-1-4-1. Через неделю против «Зенита» – играл по гибриду между 4-4-2 и 5-3-2, а гибридную тактическую роль доверил Дмитрию Стоцкому (левый хав при атаке, левый защитник при обороне).

Полноценный переход на пятёрку случился после победы в Самаре, когда Гончаренко отзеркалил расстановку «Крыльев Советов» – выставил 5-3-2, как у Франка Веркотерена. Азамат Засеев признавал после матча, что футбола было меньше, чем борьбы за длинные передачи и подборы, но для Гончаренко главным был результат – «Уфа» выиграла и ушла с последнего места. Уже потом уфимцы не пропускали трижды кряду, а Гончаренко из-за травмы Георгия Шелия открыл Андрея Лунёва.

«Уфа» защищалась в три чёткие линии, 5-3-2. В тройке ЦЗ два места были забронированы за Аликиным и Васиным, третьим, правее от Васина, становился Живоглядов или Никитин. Виктор Васин, уезжавший в «Уфу» из-за Гончаренко, оценил работу тренера: «В модели 5-3-2 больше внимания уделяется общекомандной игре обороны, что мне как защитнику нравится. Каждый футболист знает, куда бежать, команда выглядит как единый механизм». Дмитрий Живоглядов стал центральным защитником только у Гончаренко – тренер учил Живоглядова по видеонарезкам и кидал ему материалы, как перестраиваться и куда выдёргиваться. Фланги контролировали Стоцкий и Сухов, и Стоцкий стал жертвой своего универсализма – правшой, закрывавшим весь левый фланг. Левшей, тянувших этот уровень, у Гончаренко не было. Тройку центральных полузащитников обычно составляли Безденежных, Засеев и Обляков/Ванек, пару нападающих – Игбун и Фатаи.

База игры без мяча была заложена уже тогда. Гончаренко стремился прессинговать средним блоком, где создавались прессинг-ловушки за центральной линией, а полузащитники встречали своих соперников 1v1 в момент приёма мяча. Так, уже после стартового пятиматчевого отрезка сезона «Уфа» стала 6-й в лиге по PPDA (8,22) – то есть даже по ходу тактического поиска качественный прессинг средним блоком был основой игры команды.

При этом тренерский штаб очень качественно подстраивал прессинг под соперников. Сергею Кривохарченко в документалке «Игры разума» Гончаренко объяснял план на матч с «Ростовом» – соперник прилетал уставший после матча с «Атлетико» в Лиге чемпионов, и Бердыев должен был ротировать состав (так и случилось). Тогда «Уфа» включалась в прессинг до чужой штрафной, провоцируя лонг-боллы в пустоту. Против «Спартака» в Тушино Гончаренко сыграл намного более сдержанно, но тоже нашёл слабость. В перерыве того матча Азамат Засеев рассказал, что Гончаренко планировал заманивать красно-белых на фланги, расставлять там ловушки и контратаковать через фланги. Так «Уфа» забила свой гол: Сухов, Живоглядов и Безденежных втроём заперли Зобнина у углового флага, а Засеев открылся под пас Сухова так, что Комбаров оказался отыгран и открыл зону.



Будучи командой индивидуально слабых и средних игроков, «Уфа» оказалась очень тактически подкованной. Если прессинг на центральной линии не проходил, команда спокойно садилась низким блоком в свою штрафную – пять защитников + три центрхава очень низко, примерно на линии штрафной + один из форвардов (обычно Игбун) над тройкой. Если вторую линию «Уфы» отрезали передачей, или команда неудачно переходила из обороны в атаку, или не удавался прессинг, включался тактический фол. «Уфа» была самой фолящей командой Премьер-Лиги, но важно различать понятия: команду Гончаренко называли грубой и грязной, хотя «Уфа» очень часто хватала карточки за срывы атаки. Так легче себя обезопасить.

Вот один из примеров, когда включается тактический фол. Как только «Уфа» теряет мяч на фланге, из центра выбегает опорник – Безденежных – и рубит на карточку.



Ярко выраженной командной проблемой «Уфы» была только недостаточная плотность перед штрафной при обороне своей трети. При атаке соперника флангом тройка хавбеков «Уфы» сдвигалась в край, где находился мяч – другая зона оставалась пустой. Специфика игры опорника, Игоря Безденежных (он мог сесть дополнительным игроком в линию защиты к уже выстроенной пятёрке, или же расположиться чуть выше над пятёркой), делала проблему более явной. ЦСКА после назначения Гончаренко и перехода на 5-3-2 поначалу сталкивался с той же проблемой.



Игру в атаке Гончаренко завязал вокруг простых алгоритмов – таких, как собирание подборов. В тех же «Играх разума» тренер рассказывал Кривохарченко, что главное для него – выиграть подбор после длинной передачи, а не сам лонг-болл. В условиях, когда «Уфа» играла в 2,5 ярко выраженных атакующих футболиста, идеально подошёл под футбол Гончаренко Кехинде Фатаи: он постоянно искал единоборства и помогал команде в быстрых атаках, используя сочетание скорости и пробивной мощи. Илья Кутепов должен был запомнить это сочетание. Другим игроком, вокруг которого Гончаренко завязал атакующие действия, стал Сильвестр Игбун. Слай принимал мяч на обоих флангах, охотно шёл в обводку (4,8 попыток за матч при 66% успешности) и мог организовать победу «Уфы» без единого удара в створ. Так было в Черкизово, когда Игбун обыграл Алексея Миранчука и прострелил во вратарскую, где мяч отскочил в ворота от Чорлуки.

Опять же, Гончаренко заложил базис будущего контроля мяча «Уфы». Например, при ударах от ворот команда стала разыгрывать мяч низом, а Андрей Лунёв заменил в воротах Георгия Шелию. Сказать, что Лунёв намного лучше как пасующий – не сказать ничего: рассказывали, что на тренировках «Уфы» Шелия не мог выбить мяч в нужный квадрат, и штаб Гончаренко учил его играть ногами заново. Но игра в атаке всё ещё оставалась примитивной, построенной вокруг длинных передач и доставки верхом на фланги под дальнейшие кроссы. При Гончаренко «Уфа» не забила ни одного мяча в атаках через центр и била с удельным весом 0,0904 xG – не критично, но достаточно слабо.

Как Семак начинал в «Уфе»
Сергей Семак логично не стал ломать оборонительную конструкцию Гончаренко, но уже на первых зимних сборах занялся атакующими алгоритмами команды. Семак отказывался говорить о разнице в тактике между своей «Уфой» и «Уфой» Гончаренко, но игроки хором отмечали смену приоритетов в тренировочном процессе. «Мы играем по-другому. Семак хочет, чтобы мы удерживали мяч. Например, наш голкипер теперь чаще отдаёт мяч ближнему, а не выбивает вперёд. И ещё Семак хочет, чтобы мы забивали больше», – говорил в марте прошлого года Сильвестр Игбун.

Реорганизация игры проходила очень сложно. Семак начал с четырёх подряд сухих матчей, что было миражом – 3 из 4 сухарей лично затащил Александр Беленов (взятый пенальти в Грозном, два отбитых удара с ленточки против «Крыльев», сейв после выхода Мамаева один на один в Краснодаре). «Уфа» стала гораздо больше допускать – 1,04 xGA в весенней части сезона против 0,75 xGA при Гончаренко, и главной причиной стал растерянный баланс в центре поля. Тройка полузащитников заиграла с меньшей плотностью, сбавила в надёжности и дала больше простора между линиями, индивидуальные ошибки игроков стали заметнее. При провалах значительно реже применялся тактический фол: 14,7 нарушений в среднем за матч – на 3 меньше, чем допускала «Уфа» Гончаренко. Из-за этого такие атаки, как на скриншоте ниже, доходили до ударов, а не срывались заранее.



Вероятно, тактические проблемы «Уфы» были связаны со сложной адаптацией новичков. Кэтэлин Карп заменил Безденежных в опорной зоне, но прошлой весной совсем не привык к жёстким условиям лиги. Лишь в двух весенних матчах, против «Краснодара» и «Ростова», Карп выиграл больше 50% единоборств (напоминаю, это опорник, расположенный строго над тройкой защитников). Когда Карп включался в высокий прессинг, одно проигранное единоборство делало «Уфу» уязвимой – этим, например, воспользовался «Спартак», в матче с которым молдаванин выиграл всего 43% единоборств.



Ивану Пауревичу тоже с трудом давалась тактическая адаптация, но проблемы хорвата были связаны скорее с выбором позиции. Пауревич выбирал позицию так, что терял плотность – оставлял большие разрывы и между линиями, и между собой и опорником, Карпом. При правильном использовании зон хорвата можно было ловить на ошибках.

Впрочем, «Уфа» сбавила в качестве оборонительной игры почти в полном составе. Команда защищалась будто на автомате, не думая: без тактического фола возникли проблемы в переходе из атаки в оборону, опорная зона стала более уязвимой, и все игроки банально стали хуже читать ситуации на поле. Концентрация команды при обороне сильно просела. При Гончаренко сложно представить такой эпизод, как на скриншоте ниже – когда команда попадается на переходе и очень, очень плохо расставляется в обороне. Азамат Засеев, изначально опекающий Глушакова, реагирует на мяч, Пауревич и Ванек не успевают домой – и Глушаков остаётся в одиночестве.



Проблемы в центре поля заставили Семака отложить работу над атакой. Он посадил Карпа ниже, фактически дав молдаванину роль Безденежных, а Пауревича и Засеева опустил следом, дав им более дисциплинирующие роли. Стиль прессинга «Уфы» из-за этого стал более сдержанным: команда сохранила фланговые ловушки, после которых разгоняла контратаки, но реже встречала соперника у чужой штрафной, даже в домашних матчах. Сказалась на стиле прессинга и травма Ондржея Ванека, сыгравшего всего 4 матча прошлой весной: изначально Ванек даже прибавил в количестве оборонительных действий за центральным кругом (2,25 за матч против 1,42 при Гончаренко).

Вряд ли Семак высоко оценивает и свою весеннюю работу над атакой. Весной-2017 «Уфа» делала в среднем на 48 передач больше, чем при Гончаренко, и перепасовала «Спартак» с «Локомотивом», что было несвойственно уфимцам. При этом точность передач выросла очень незначительно – с 78,1% на 78,3%. С одной стороны, «Уфа» стала чаще катать мяч в поисках продолжения атаки (из-за этого билд-ап команды временами становился U-образным). С другой стороны, полузащитники очень плохо предлагали себя в центре поля, а лучший игрок «Уфы» по поиску пространства, Сильвестр Игбун, сломался, как и Ванек. Оставались только длинные передачи в сторону Фатаи, сбавившего на весеннем отрезке сезона.

С защитником, отвечавшим за первый пас, Семаку тоже не повезло. Виктор Васин, начинавший атаки у Гончаренко, ушёл в ЦСКА вместе с тренером, а с выбором замены ему «Уфа» ошиблась – Александр Пуцко провалил весну, в первую очередь из-за позиционных ошибок. Так главным пасующим «Уфы» стал Александр Беленов, купленный зимой. 33,7 передач за матч, 9,1 лонг-болл – рекордные показатели Беленова за карьеру. До вратаря атака откатывалась каждый раз, когда у защитников, начинавших атаку, совсем не оставалось вариантов.

При этом уже прошлой весной у «Уфы» начали просматриваться интересные комбинации – например, синхронные забегания крайнего центрального полузащитника и крайнего защитника под длинную передачу, после которой латераль выходит на ударную позицию.





Но в целом прогресс и крен в сторону комбинационного футбола, заявленный спортдиром Шамилем Газизовым, не достигался. «Уфа» сильно зависела от креатива Игбуна, много создавала после длинных передач и намного больше, чем при Гончаренко, допускала у своих ворот. Старт следующего сезона, против «Тосно», уфимцы выдали в весеннем ключе – не были лучше соперника, но реализовали фланговую атаку и дождались важного сейва Беленова. После той игры с «Тосно» я написал коллегам по админке «Чердака», что если «Уфа» не спрогрессирует, она закончит сезон в нижней четвёрке. Ну… это в коллекцию к прогнозу на «Лестер».

Как изменилась «Уфа» по ходу сезона
«Уфа» спрогрессировала. Семак быстро заметил проблему, перешедшую из сезона-2016/17 в новый, и исправил её сменой схемы: «Мы не могли найти опорника в схему 3-5-2, у нас были проблемы с балансом. Поэтому мы добавили игрока в атаку». Уфимцы перестроились с 3-5-2 на 3-4-3, и есть мысль, что это было необходимой мерой для команды Семака. Во-первых, никуда не делись проблемы в переходной фазе при 3-5-2: опорники «Уфы», кого бы ни ставили нижним в треугольник (Карп или Пауревич), слишком агрессивно выбрасывались на соперников в контрпрессинге, но им не хватало резкости и качества ведения единоборств. Цифры Карпа были выше, Пауревич тоже выигрывал мало борьбы для опорника – 56%.

Во-вторых, билд-ап «Уфы» так и оставался разбитым. С введением Packing-статистики это было заметно особенно отчётливо. Самый показательный матч – домашний с «Ростовом». Тогда в топ-10 тура по Packing попали сразу три игрока «Уфы» (Табидзе, Аликин, Живоглядов – все три центральных защитника), а Йокич набрал 142 очка Packing+Receive. Как?



Ну, вот примерно так. «Уфа» закончила матч с жирнющей буквой U на карте передач. Пауревича, Ванека и Засеева съели, давая принимать мяч только за центральным кругом. Хорват и чех уходили ниже, находили варианты только на флангах. А оттуда либо летели беспорядочные лонг-боллы, либо шли передачи назад по новому кругу. Центр не заполнялся.

У 3-4-3 в интерпретации Семака много преимуществ перед 3-5-2, и заполнение центральной зоны при билд-апе – только одно из преимуществ. Под первый пас предлагают себя два инсайда, располагающиеся в полуфлангах и ищущие коридоры между линиями, где можно принять мяч. Такие коридоры отлично находят и Стоцкий, и Игбун, и Сысуев с Обляковым. Именно поэтому потеря Стоцкого не выглядит для «Уфы» серьёзной потерей: да, продан один из сильнейших универсалов Премьер-Лиги, но на его позиции уже готов играть Обляков, выбивающий в той же роли даже большие цифры по продвижению мяча, чем Стоцкий.



Со сменой схемы на 3-4-3 изменились роли игроков сразу на нескольких позициях. Теперь от центрального нападающего «Уфы» Семак требовал максимум незаметной работы – игру на рывках и забеганиях под вертикальные передачи, смещения за мячом на фланг, смену позиций с другими нападающими, руководство прессингом и правильное движение без мяча. По совокупности качеств Дмитрий Сысуев подошёл тактике Семака больше, чем Фатаи – да, он значительно меньше забивает и не так расторопен в штрафной, как нападающий, но Сысуев отлично подходит системе «Уфы» и выполняет необходимую ей работу.

Тактический портрет Дмитрия Сысуева
Роли центральных полузащитников тоже стали системными. Осенью с переходом на 3-4-3 Семак сколотил пару Пауревич-Салатич. Пауревич – хав box-to-box, которому Семак прокачал включения вторым темпом. Судя по весне-2017, тренер «Уфы» видел потенциал в хорвате и раньше – Пауревич ситуативно делал похожие забегания. Но тогда Иван не совсем правильно выбирал позицию или тратил лишние касания. Веролюб Салатич, обожающий Редондо и Деяна Станковича, качественно начинал атаки уфимцев из глубины. Важна не только пасовая статистика швейцарца, хотя она в порядке (53,6 Packing/90min – лучший результат в команде, 6,14 Impect/90min – четвёртый). Важно, как Салатич находит возможность избавиться от опекуна даже при персонально-ориентированном прессинге, чтобы выпилить передачу из глубины. Это свойственно единицам игроков в нашей лиге.



(Если вдруг не заметили, в прошлом абзаце пролетел респект менеджменту «Уфы» за точечные трансферы, сделавшие Семака ближе к футболу, которого он добился. Салатич – шикарная находка, если вспомнить, что «Уфа» подобрала его свободным агентом, главный по разгону Живоглядова и участник моего лучшего прогноза на сезон. Неделчару – отличный пасующий защитник, тоже усиливший команду по сравнению с Аликиным или Никитиным. Ещё раньше были Фатаи, Игбун, Ванек, Табидзе – классные трансферы за копейки. Плюс Еркош Сейдахмет, пока не раскрывшийся. Селекция «Уфы» и Шамиль Газизов в большом порядке.)

Главное, чего добился Семак с переходом на 3-4-3 – он добился перехода «Уфы» на более механический футбол. Атака «Уфы» построена на многократно повторяющихся заученных на тренировках алгоритмах, как базовых (создание треугольников и квадратов, где разыгрывается мяч), так и более сложных – таких, как насыщение узкого квадрата поля под создание свободной зоны. Дмитрий Живоглядов подтверждает тезис: «Все те голы, которые мы забили, это не какая-то случайность, не то, чтобы кто-то кинул в зону, другой зацепился и что-то вроде бы получилось, нет. Все эти комбинации мы наигрываем на тренировках».

Живоглядов – главный, на ком завязан один из системных принципов «Уфы» Семака. Рассмотрим самые важные:

1. Вытягивание игроков под создание свободной зоны. «Уфа» знает, как выманивать соперников в нужное себе пространство на разных участках поля. В билд-апе уфимцы разыгрывают мяч, пока не вытащат кого-то из соперников в высокий прессинг (за это точно стоит хвалить Семака: контроль мяча стал значительно сильнее с его приходом). Когда вытаскивают – идёт резкое забегание на свободное пространство.

Так «Уфа» создавала опасные моменты в Краснодаре. Билд-ап уфимцев был настроен на то, чтобы вытащить Кристиана Рамиреса в прессинг по Дмитрию Живоглядову. Когда колумбийца вытаскивали выше, Живоглядов резко забегал во фланг Рамиреса. Защитник «Краснодара» не успевал перестроиться, не всегда страховал Гранквист (в моменте на скриншоте ниже его вытаскивает из своей зоны Обляков), а Живоглядов получал пространство.



2. Подключения Пауревича в атаку вторым темпом. История, часто вытекающая из первой. После вертикальной передачи во фланг или полуфланг все атакующие игроки начинают движение в штрафную, Пауревич – вместе с ними. Разница в том, что Стоцкий, Сысуев, Игбун нацелены на расчистку пространства, стягивание защитников, а Пауревич – на завершение атаки. Хорват набегает прямо по центру ворот и стреляет с линии штрафной или чуть ближе с ходу. Семак приучил его решать такие моменты первым касанием. Пауревич выдал самый результативный сезон в карьере – очевидно, благодаря кому.



3. Создание ситуаций на флангах под «правильные» навесы в «правильные» точки. Если коротко – крайние защитники и латерали знают, в какие точки забегать при фланговых передачах и куда правильно навешивать. 

Повторюсь, это только основные комбинации механического футбола «Уфы» – их больше. Переход на 3-4-3 сделал «Уфу» однозначно сильнее: команда стала сильнее использовать центр, улучшила прессинг и контрпрессинг (по сравнению с весной-2017, PPDA-статистика при Гончаренко не совсем показательна из-за специфики чемпионата того времени), подняла выше линию обороны – неизбежный шаг после смены схемы, сделавший «Уфу» лучше. Плюс стандарты от Стоцкого. Эту весну «Уфа» провела очень сильно.

Что ещё важно
По ходу работы в «Уфе» Сергей Семак очень прибавил в тактической гибкости и в матч-менеджменте. Весна-2018 – опять же самый показательный отрезок для оценки: здесь Семак выдал серию матчей, где влиял на рисунок игры. Вот главные примеры:

«Краснодар» – «Уфа». Главное качество «Краснодара» при Шалимове – умение вскрывать пространство между линиями комбинациями передач «из центра во фланг – с фланга в полуфланг». Понимая это, Семак специально под соперника перестроился на 5-3-2 в позиционной обороне, дав гибридную роль Ивану Облякову и отправив его в правый полуфланг. Ход сработал: через зону Облякова «Краснодар» создал лишь один острый эпизод, а стратегически ключевая зона в матчах против «быков» была перекрыта.



«Уфа» – «Зенит». Роберто Манчини изначально лучше подстроился к погодным условиям – выставил пятёрку защитников, построил максимально вертикальный футбол, понадеялся на скорость и стандарты. На снежном поле в Уфе это было единственно верным решением. «Зенит» повёл 2:0 к перерыву, а во втором тайме Семак упростил игру. Он заменил подвижного Сысуева и переставил на острие атаки Пауревича, царящего при качественных навесах в чужой штрафной. Хорвата в центре заменил Кэтэлин Карп, дополнительно насыщавший пространство перед воротами. «Уфа» закидала штрафную «Зенита» навесами, но успешным оказался только один, сделанный из правильной точки (опять же к искусству кроссов). После него Пауревич как раз забил – открылся на дальней штанге, пробил головой и сам успел на добивание.

«Рубин» – «Уфа». Курбан Бердыев раскусил явное слабое звено в тройке центральных защитников Семака – Алексея Никитина. Когда Нобоа давали свободу для забросов из глубины, эквадорец забрасывал мяч именно в зону Никитина, а Неделчару утаскивал за собой Попов. При верховых передачах Никитин оставался 1v1 против Азмуна: он или терялся при рывках Азмуна в слепые зоны, или пытался сыграть по мячу, избегая верхового единоборства.



Никитину четырежды за тайм забросили мяч за спину, и Семак прочитал план своего учителя. Ещё в первом тайме тренер «Уфы» махнул Неделчару и Никитина местами, сделав румына центральным в тройке, а в перерыве выпустил вместо разбитого защитника Тумасяна. «Рубин» отказался от вертикальных забросов за спины ЦЗ.

«Уфа» – «Тосно». Снова ход с переводом Пауревича в атаку, но по другой причине. Обляков, изначально вышедший под гибридную роль, не справлялся с прессинг-миссией и оставлял большое пространство за спиной. Уже в конце первого тайма, после замены Сысуева, Пауревич стал правым форвардом в 3-4-3, а хорвата в центре снова заменил Карп. Прессинг заработал лучше, а Пауревич забил свой мяч.

Очень спорным выглядит решение Семака насыщать свою штрафную лишним защитником, Аликиным, в концовках – так тренер «Уфы» делал против «Анжи» и «Краснодара», выпуская фактически четвёртого центрального защитника. Количественное уплотнение обороны чаще несёт хаос, чем разряжает ситуацию. Не могу назвать эти решения дальновидными, но у «Уфы» они дважды сработали.

Как работа Семака отражает тенденцию Премьер-Лиги
Здесь нужно лирическое отступление.

На днях я закончил литературную редактуру перевода книги Дэвида Самптера «Футболоматика», где математик на примерах косяков рыб и раковых клеток объясняет футбольные тенденции через цифры (серьёзно). Идея Самптера, интересная конкретно здесь – применение длительной симуляции в математической модели, отдалённо напоминающей Football Manager.

Поехавший математик поставил командам оценку «силы» от 1 до 100 и каждой дал конкретную установку: «всегда атака», «всегда защита», «сильней» (команда атакует, когда сильнее соперника, и защищается, когда слабее), «вдвое» (команда атакует, если шансы соперника не превышают вдвое её собственные, в противном случае – обороняется). Самптер взял лигу с 20 командами, каждую установку применил на 5 команд и выдал 20-сезонную симуляцию с естественным отбором: после каждого сезона вышвыривал 6 худших команд и ставил 6 новых с установками, свойственными лучшим 6 командам лиги. В компьютерной модели Самптера ультразащитные команды сдохли на третий сезон, команды с установкой «сильней» – на десятый, а стратегия «вдвое» стала главной в выдуманном чемпионате.



Это лишь математическая модель, но отчасти она помогает понять наш футбол последних лет. Крайняя точка падения результативности Премьер-Лиги пришёлся на сезон-2016/17, когда забивались крошечные 2,13 гола за игру, и тактические тренды лиги стали главной причиной падения. Успех Курбана Бердыева в «Ростове» стал вирусным – тренерам стало ясно, что чётко выстроенной позиционной обороны хватит, чтобы поднять планку результатов выше ожидаемого. Так Премьер-Лигу захватила тотальная любовь к 5-3-2 и 5-4-1, модуль с тремя центральными защитниками перепробовали 12 команд из 16, и мало кто занимался вдумчивой отстройкой позиционной обороны. Выражаясь языком модели Самптера, РФПЛ стала лигой команд, играющих «вдвое» наоборот – атакующих только против соперников вдвое слабее.

«Уфа» Гончаренко соблюдала тенденцию «вдвое наоборот». Гончаренко раскусил тренд и действительно отстроил позиционную защиту с тройкой центральных – из тренеров андердогов, помимо белоруса, это сделал только Гаджи Гаджиев. Но после крайней точки спада, совпавшего с расцветом «Ростова», «Уфы» и «Амкара» Гаджиева, результативность пошла вверх, и лигу захватил более логичный тренд.

Модуль 3-Х-Х перестал быть панацеей, и Семак – один из главных двигателей этой мысли. Тренеры РФПЛ чаще понимают, что тройку центральных нужно либо использовать в крайних случаях для нейтрализации силы соперника (ярчайший пример – Дмитрий Хохлов и весеннее «Динамо»), либо развивать в сторону атаки. Это как раз случай Сергея Семака. Если твою оборонительную стратегию раскусили, или защита стала банально больше допускать, это самый логичный ход. Так, по ходу нынешнего сезона оборонительная стратегия Гаджиева стала более уязвимой, и весной «Амкар» сильно изменился – Вадим Евсеев учил пермяков играть смелее и чаще переходил на четвёрку, чем учитель.

Если переносить компьютерную симуляцию на реальный футбол, Семак идеально вызвал прогресс «Уфы». Его работа в команде – переход от защитной тактики на стратегию «вдвое». Единственное, что пока неясно в контексте потенциального назначения Семака – как переносить это на «Зенит»? Роберто Манчини оставил после себя слишком шаткий фундамент с разбитыми кирпичами, а без Кришито оборону нужно будет строить, по сути, заново.

Если Семак возглавит «Зенит», не ждите от него результата сразу. Он двигает команду вперёд постепенно, а стартовые отрезки получаются для него болезненными. Главное, чтобы само руководство «Зенита» понимало, насколько Семаку необходимо время.

Источник

Комментировать
0
Акция "Я горжусь тобой, Башкортостан!"

Читайте также:



Наверх