19 сентября Среда

USD - 67.75 EUR - 79.17

18.02.2018 19:15
  
Комментировать
0
 

Будь моей мамой

Со своим суженым Гульнара познакомилась еще девчонкой, когда ей только-только исполнилось 16 лет. В деревне Карламан Кармаскалинского района, куда она приезжала погостить к тете, она сразу обратила внимание на 24-летнего Ильнура: парень видный, серьезный, отслуживший в армии. Он работал на колхозном грузовике, и не заметить его было просто невозможно. Впрочем, молодой человек сам первый проявил интерес к первокурснице строительного колледжа. Роман у них завертелся столь стремительно, что уже через несколько месяцев они решили пожениться.

Будь моей мамой

Первый парень на деревне

Родители Гульнары были в шоке: какая свадьба, тебе еще учиться и учиться! Поняв, что убедить родителей будущей невесты не удастся, Ильнур просто привез Гульнару к себе, а к ней отправил свататься своих маму с папой. Взрослые, как ни странно, быстро нашли общий язык. А когда родители Гульнары узнали Ильнура получше, они и вовсе сменили гнев на милость. Администрация района пошла навстречу влюбленным, снизив брачный возраст невесте. Гульнаре не было и семнадцати лет, когда она надела фату. А уже вскоре Хусаиновы стали родителями карапуза. Учебу девушка забросила, а потом так и не смогла восстановиться.

- Сейчас, с высоты своих лет, можете сказать честно и откровенно: не рановато ли вы выскочили замуж? - интересуюсь у Гульнары.

- Конечно, когда у меня появилась дочка, а ей сейчас 18 лет, я поняла переживания своих родителей. Но тогда я просто ни о ком и ни о чем не могла думать, кроме как об Ильнуре. Для меня никого не существовало, кроме него. И с тех пор, поверьте, мало что изменилось. Вместе с ним мы бы свернули любые горы и барьеры, которые бы встали на пути! К счастью, родители это быстро поняли и уже нам больше не мешали.

Знак судьбы

Гульнара и Ильнур, несмотря на экономические сложности в стране, жили дружно и счастливо. Одно омрачало жизнь молодой семьи: как супруги ни старались, они не могли больше завести детей. В конце концов, когда их сын подрос, они решили взять девочку из дома ребенка. Сходили в опеку, собрали весь необходимый пакет документов, пройдя курс приемных родителей, и стали ждать, когда им позвонят. 

Не позвонили... Когда пауза затянулась, Хусаиновы поехали в один из уфимских детских домов, где им показали снимок 10-летнего мальчика. Только увидев его фотографию, сердце Гульнары вздрогнуло - ребенок как две капли воды был похож на ее мужа. А когда она узнала, что мальчишку, как и ее сына, зовут Айнур и он тоже болен сахарным диабетом, женщина углядела в этом знак судьбы... И не ошиблась. Они оформили Айнура в патронатную семью.

С мечтою о малышке

А вскоре у Хусаиновых появилась еще и дочка. Произошло это так. Сестра Гульнары попала в больницу. Когда женщина стала ее навещать, познакомилась со Светой, которая лежала вместе с ней в палате. Поначалу сестры думали, что девочка глухонемая, потому что она ничего не слышала и не разговаривала. Много позже они узнали, что остаточный слух у нее все-таки есть, а не разговаривает она потому, что в отсутствии слухового аппарата не сформировалась речь.

Девочка, оказавшаяся сиротой, как-то сразу запала Гульнаре в душу. Самое странное, что она тоже была очень похожа на мужа. Мысль забрать ее к себе возникла практически сразу, но пугало то, что женщина не владела сурдопереводом и боялась не справиться с особенным ребенком. В обычную школу ее не отдашь, в специализированную каждый день не наездишься из деревни. Гульнара поделилась наболевшим и своими сомнениями с местными сотрудниками опеки и попечительства, а они вскоре возьми ей и предложи: "Возьмите девочку на летние каникулы". Больше Светлана в детский дом не возвращалась.

Два Айнура

Приемный сын быстро стал своим, родным, поэтому, когда стал спрашивать, почему он до сих пор не носит их фамилию, а затем стал просить его усыновить, Хусаиновы долго не раздумывали. Усыновили через суд. Теперь у супругов два сына Айнура: один старший, другой младший. Они, к слову, похожи на мужа не только внешне, но и характером: малоразговорчивые, сдержанные, терпеливые... Когда вернувшаяся на выходные со школы-интерната Света узнала, что Айнура усыновили, а ее нет, она начала просить, чтобы и ей родители дали свою фамилию.

- Мы долго пытались Свету отговорить, объясняли, что ты лишишься статуса сироты, который дает право на бесплатное жилье от государства. А фамилию нашу тебе все равно недолго носить - выйдешь замуж, возьмешь фамилию мужа,  - вспоминает события тех дней Гульнара. - Объясняли ей, что у Айнура ситуация совершенно другая. Ему не положено бесплатное государственное жилье, так как у него осталась жилплощадь от умерших родителей. Пытались до нее донести, что мы лишимся, хотя и небольших, но все-таки денежных пособий. Однако Света стояла на своем: "Я же тоже ваша дочь. Я хочу, чтобы в свидетельстве о рождении у меня были написаны вы". В конце концов, мы сдались. Удочерили и ее. И никогда об этом не пожалели. 

После удочерения Света как-то сразу успокоилась. При всей формальности процедуры она оказалась очень важной для нее. Девочка перестала переживать, что она может вновь вернуться в детский дом. Она стала более спокойной и уверенной в себе, почувствовав себя полноправным членом семьи.

А два года назад в доме Хусаиновых появилась маленькая Элина. И это был осознанный, но и нелегкий шаг.

Чего боятся сильные люди 

Замещающие семьи Башкирии знают, что самое сложное в приемном родительстве - это не собрать ту кучу документов, что требуется при оформлении ребенка в семью, и даже не ежедневные поездки в течение почти двух недель на курсы приемных родителей в Уфу. Самое сложное - это найти СВОЕГО ребенка. Но особенно тяжело найти девочку грудного возраста. От дочек биологические родители отказываются гораздо реже, чем от сыновей, их быстрее устраивают в семьи. Как правило, замещающим семьям предлагают взять детей с целым букетом болезней, а то и с неустановленной инвалидностью, оформить которую - это целая история с непонятным концом. И не оформить инвалидность нельзя, если ребенок нуждается в дорогостоящем и постоянном лечении! И далеко не каждый, даже самый замечательный и сильный человек, решится взять в семью больного ребенка. Это совершенно другой уровень ответственности.  
Вот и Гульнара, когда ей предложили маленькую девочку-инвалида (у ребенка сразу несколько серьезных диагнозов), далеко не сразу согласилась взять ребенка в семью. Элине было два года, а она толком не ходила, не разговаривала и боялась посторонних людей. Увидев в первый раз Гульнару, девочка закрывала ладошкой лицо и совершенно не шла на контакт. Главный врач Дома ребенка честно обрисовала картину:
- Ребенок сложный. С ней вам будет нелегко. Хорошо подумайте.

Гульнара размышляла две недели. Вот как она сейчас это вспоминает:
- Я не могла выбросить ее из головы. Она все стояла у меня перед глазами... Чтобы я ни делала, я мыслями возвращалась к ней... Ильнур, видя мои мучения и сомнения, сказал: "Там на одного воспитателя - 15-20 детей. Как педагоги ни стараются, они не могут каждому уделять много внимания. А нас - много. Дети уже большие. И Элина будет в центре внимания. У нас она быстрее пойдет на поправку". После таких слов я уже не сомневалась ни секунды. Уже через полтора месяца мы удочерили девочку.

-8Pt9lxybDg.jpg

Радость нашего дома

- Это правда, что с приемными детьми сложнее, чем с родными? -
спрашиваю я у нее.


- Мне часто приходится слышать от замещающих родителей о трудностях, с которыми им приходится сталкиваться в воспитании приемных детей: и воруют они, и курят, и  матерятся, и из дома сбегают. Слушая их, у меня волосы дыбом встают. Наверное, мне просто повезло, но мои дети меня только радуют. Они и ведут себя хорошо, и по дому помогают, и в учебе стараются. Мне не приходится за них краснеть. Я ими горжусь.

GGS5OZ1CpMg.jpg

- Вы сознательно отказались от сиротских льгот и пособий. Как вы выживаете в своей деревне, где нет работы?

- Мой муж сейчас трудится в Уфе на стройке, снимает комнату. Домой приезжает по выходным дням. Старший сын сейчас тоже живет в Уфе, закончив колледж, работает и учится заочно в аграрном университете. Я периодически работаю в деревне сменной дояркой. Мы держим корову. Летом еще покупаем и откармливаем телят, бройлерных кур, гусят, утят. В общем, крутимся, как можем, но и от благотворительной помощи никогда не отказываемся. Ведь сейчас за все приходится платить. Сыновья - инсулинозависимые, помпы и расходные материалы сейчас очень дорогие. Их приходится часто для них покупать. Много денег уходит на учебу старших детей. Но я не жалуюсь. Поверьте, я счастливая женщина и мое главное богатство - мои дети!
Людмила КАШАПОВА

Комментировать
0

Читайте также:



Наверх