Все новости
Гость «МГ»
17 Июня , 16:47

Нейрохирург Тимур Арасланов: «Мы просто выполняем свою работу…»

Тимур Арасланов – из того самого медучреждения, которое в начальный период пандемии коронавируса стало чем-то нарицательным, одиозным. Как были прожиты эти последние два года, что пришлось пережить, испытать на себе, работая в Республиканской клинической больнице имени Куватова – об этом наша беседа с молодым нейрохирургом.

- Уважаемый Тимур Рамилевич! До сих пор перед глазами эпизоды того злосчастного видео с бегущими из окна сотрудниками больницы. Что тогда испытали? Не было мысли уволиться и бежать тоже? Ваш взгляд на сложившуюся тогда ситуацию.
- В тот день я не смог пойти на работу, так как сам заболел новой коронавирусной инфекцией, лежал с температурой под 40. Считаю, что идея локализовать вспышку заболевания в целом была правильной. Конечно, сегодня, с высоты перенесенного опыта, многое можно было сделать по- другому. Но тогда это было ЧП, и такого опыта ни у кого не было. Мысли уволиться не было ни тогда, ни сейчас, но хотелось бы скорее вернуться к обычному режиму работы без ограничений.
- А были еще заболевшие среди нейрохирургов? Как выходили из положения? Насколько активно проводились тогда операции? Или, напротив, все откладывалось и сокращалось?
- В конечном итоге переболел практически весь персонал отделения. Операции в течение месяца не проводились, затем постепенно начали заполнять отделение. Прежде чем попасть в отделение, пациентам делали КТ легких и брали мазок из зева и носа, после этого клали их в обсерватор до получения результатов.
- На взгляд многих пациентов, и не только вашего медучреждения – сами врачи сильно изменились. Расшифрую: стали больше думать о своем здоровье и благополучии. В этом нет ничего предосудительного. Вы тоже люди, у вас тоже дети, семьи. Однако, сложнее, а порой и невозможно, стало достучаться до врачей.
- Думаю, что после пандемии изменилось все человечество, мы никогда не станем прежними. Коронавирус научил нас ценить своих близких, испытывать радость общения. Считаю, что и взаимоотношения внутри медицинского сообщества сильно поменялись. Свалившаяся беда в лице коронавируса сильнее сплотила докторов. Мы рады, что труд в целом медицинских работников сегодня оценивается иначе – с пониманием и благодарностью.
- Согласны ли вы с тем, что в настоящее время падает эффективность работы врачей в связи с отсутствием прямого контакта больного с врачом, что сегодня люди в белых халатах стали менее доступны для своих пациентов?
- Не совсем. Прямой контакт с пациентом как был, так и остался. В отличие от людей многих других профессий мы не можем перейти на удаленку. Единственное, теперь нет прямого контакта с родственниками пациентов, когда выходишь из операционной. Никто не ждет с вопросами, как прошла операция.
- КТ, МРТ и другие оборудования также не всегда были доступны из-за пандемии. Что предусматривается в дальнейшем в такой ситуации?
- Бесспорно, служба КТ перегружена в связи с большим количеством исследований органов грудной клетки. Было сделано строгое разделение потоков больных, перенаправление по разным клиникам, в которых имеется аппарат КТ. Так что особых проблем с проведением компьютерной томографии в ургентной ситуации не возникало, всегда можно было найти «окно» для исследования в экстренном порядке. При этом вопросов с проведением МРТ также не возникало.
- На фоне болезни века – коронавируса не запустили ли пациенты другие серьезные заболевания, связанные с вашей спецификой?
- Действительно, на фоне пандемии участились случаи запущенных форм заболеваний. У меня было несколько пациентов с опухолями головного и спинного мозга, которые дотянули до того, что уже не могли самостоятельно передвигаться. Свое состояние связывали с тем, что переболели тяжелой формой коронавирусной инфекции. К счастью, после операции им удалось восстановиться.
- Насколько продвигается вперед нейрохирургия конкретно вашей РКБ?
- В современных реалиях без финансирования развитие нейрохирургии невозможно. К сожалению, с этим есть серьёзные проблемы, как с закупкой силового оборудования, так и с расходным материалом.
- В предыдущем интервью мы с вами говорили о медицинском туризме. Каковы возможности этого на данном этапе, пока лето и тепло?
- Из-за ограничений перемещения людей в связи с пандемией медицинский туризм, по крайней мере в условиях республики, практически сошел на нет.
- На федеральных каналах регулярными стали программы на тему коронавируса. Рассуждают все подряд - дилетанты, профи, в числе которых врачи, депутаты, артисты, журналисты. Насколько вы разделяете их мнения, суждения?
- Сказать честно, мнения совершенно полярные. Поделюсь собственным. Федеральные каналы действуют больше как госпропаганда, в интересах существующего авторитарного строя. Сначала отрицали наличие коронавируса, затем говорили, что это «чудо-чудное». Теперь - что благодаря действиям властей удалось победить эту заразу. Доверия тому, что показывают по ТВ, нет совсем. Спасают независимые СМИ в интернете. Надеюсь, их не запретят.
- Наши профессии в чем-то схожи, мои коллеги тоже бывали в красной зоне, иных мы потеряли, увы, навсегда. Что скажете – помогли они своими репортажами с мест событий?
- Конечно, освещение этой темы необходимо, при этом для журналиста главное - быть честным перед собой и перед аудиторией.
- Поделитесь, пожалуйста, чем-то очень личным, испытанным в этот период – как доктор, как обычный житель, гражданин?
- После болезни регулярно проверял уровень антител, их наличие всегда было положительным. Поэтому прививку не делал. Тем, у кого антител нет, рекомендую вакцинироваться.
- Как сегодня живет коллектив РКБ имени Куватова? Какие случились перемены – в техническом плане, оснащенности больницы, с кадрами?
- За это время была полностью перестроена маршрутизация больных, появилось разделение потоков пациентов. В ковидгоспитале в первое время были перебои с питанием, поставкой лекарственных средств, но постепенно все нормализовалось.
- Скажите, нет ли разочарования в профессии? Сколько лично вам удалось провести операций. Были ли сложные за этот период?
- Ничего особенного в профессии в связи с ковидом не вижу, мы просто выполняем свою работу. В течение года после карантина мы постепенно возвращаемся на то количество операций, что было до пандемии.
Беседу вела Мавлида ЯКУПОВА
Фото Раифа Бадыкова.