Все новости
Гость «МГ»
8 Сентября , 17:27

Павел Майков – о поколении Z и сериале «Контакт»: «Соцсети как наркотик, только убивают медленнее»

9 сентября на видеоплатформе PREMIER, а позже осенью на телеканале ТНТ, выходит сериал «Контакт». Павел Майков в нём играет полицейского, который с наскока решает конфликты в отделе по делам несовершеннолетних, но не может найти общий язык со своей дочерью. В итоге он решает вопрос с помощью соцсетей. Актёр рассказал о своём отношении к тотальной интернет-зависимости поколения зумеров и своих методах воспитания.

 - Чем вас привлёк сценарий сериала «Контакт»?

 - Там какие-то проблемы человеческие, диалоги не пластмассовые, люди разговаривают так, как в жизни.

 - На ваш взгляд, о чём этот сериал?

 - Мне кажется, что «Контакт» про конфликт поколений как таковой. Он ведь существует столько, сколько и человеческий род. Но наш сериал про этот самый конфликт поколений именно в наше время. Потому что время у нас не очень простое.           

 - Чувствуете ли вы какое-то сходство с вашим героем? Бывали ли у вас ситуации с вашим сыном? Где он, например, с головой уходит в соцсети , а вы не знаете, что происходит в его жизни.

 - К счастью, я со своим героем Глебом Барнашовым похож только в том, что нам одинаковое количество лет и я тоже отрицательно отношусь к этим современным тенденциям. Даже не отрицательно: я просто не могу их понять и принять. Понимаю, что это часть нашей жизни и от этого никуда не деться, но я имею право не принимать это. Мы с моим героем похожи только в этом, в остальном же – разные люди. У меня с сыном никогда не было таких проблем, как у моего героя с дочкой. Во-первых, он сын, а не дочь, во-вторых, у меня в жизни, слава богу, не было таких проблем, как у Глеба Анатольевича Барнашова. В-третьих, я, слава богу, не мент! Я очень часто говорю: «Господи, какое счастье, что я могу их только играть». Так что таких проблем с сыном у меня не было. Бывало, что я на него рявкал, потому что он играет в какую-нибудь фигню, но в соцсети он как-то не проваливался. У него есть друзья, с которыми он общается, и не сидит постоянно в «Инстаграме» или где-то ещё, он у меня в этом отношении, тьфу-тьфу-тьфу, ребёнок адекватный.

 - Хотя он ведь из того поколения, которое вообще не видело жизни без соцсетей.

- Конечно, он ими пользуется, это всё в его жизни присутствует, от этого никуда не деться. Но это происходит без фанатизма.

 - Это результат вашего воспитания?

 - Я старался как-то донести, объяснить. У него появился смартфон уже в выпускных классах, до этого у него был кнопочный телефон, с большими кнопками, как у бабки. Я вот до сих пор с таким хожу. Нет, модные модели у него тоже были, но кнопочные. Потому что зачем нужны эти айфоны? Телефон нужен, чтобы звонить. Я вообще не понимаю, зачем людям все эти навороченные гаджеты. Зачем такое количество информации? Люди покупают телефоны и не пользуются ими. Я же вижу, что они делают: сидят целыми днями и листают ленту. Так же вечно можно время убивать: неделями, годами…

Как говорят, телефоны стали умнее владельцев.

 - Вот именно. А смысла никакого в этом нет. Потому что не стали люди больше учиться, ничего не улучшилось толком с появлением всех этих прибамбасов. Кроме того, что можно заказать себе какую-нибудь шляпу, даже не выходя из дома. Это вот единственное: можно теперь сидеть на диване, а магазин сам к тебе домой приедет. Этим же люди больше всего пользуются: нажал на кнопку, тебе привезли. Люди отупели. Раньше нужно подняться с дивана, пойти в библиотеку или ещё куда. А сейчас на кнопку нажал – «Википедия». Сам за собой замечаю, очень часто это делаю, планшет-то у меня всё равно есть. И периодически я понимаю, что испытывает общество. Потому что иногда сам застаю себя за тем, что на YouTube смотрю какой-то идиотизм. Увидел бы, что кто-то другой это смотрит, сказал бы, что он идиот. А я сам сижу и смотрю. Это очень лютый наркотик, прям как героин. Только героин убивает быстро, а этот – медленно.

 - А как с него слезть?

 - Просто не залезать. Иначе никак.

 - Сына вам удалось через воспитание от этого оградить. Он уже говорил вам спасибо?

 - О, нет, пока ничего такого он не говорил, да и непонятно, принесла ли вообще какие-то плоды моя методика. Ему ведь 18 лет всего. Вот когда ему будет лет 40, тогда уже можно будет посмотреть, что это за человек, и понять, полезна ли была моя методика воспитания. А сейчас всё может поменяться в одну секунду.

 - Сейчас поколение Z очень быстро взрослеет. У них на всё своё мнение, своя позиция, они всё готовы оспорить. Ощущали это в отношениях с сыном?

 - Конечно. В этом основная тема всех наших конфликтов. Они же всё знают, во всём разбираются. Увидели где-то в интернете, в соцсетях. Хотя это даже не знания, а просто нахватанность. Их сейчас кинь куда-нибудь в лес без телефона, и всё – хана этому поколению. Они очень не приспособлены к жизни. Я как посмотрю на сына, на других подростков – они очень инфантильные. Они вроде всё схватывают, во всём разбираются, но в элементарной жизни из серии «зажги спички и приготовь еду» наступает ступор. Потому что они не понимают. Им надо так: нажал на кнопку – получилось.

 - Грубо говоря, зачем знать стороны света, если у тебя всегда есть GPS в смартфоне.

 - Абсолютно! Я вот сыну как-то говорю: «А что ты будешь делать, если отключится интернет?» Вот ба-бах, и нет интернета. Война! И интернета больше нет, всё. И чего вы делать-то все будете? Да с ума все посходят. Не надо войны начинать, не надо никакого цунами или других катастроф – просто отключите интернет на неделю. И всё. Большая часть сойдёт с ума, начнётся очень много преступлений, убийств, насилия. Человек не будет знать, куда это всё девать. Кстати, ведь благодаря интернету увеличилось количество маньяков, насильников и прочей швали.

 - Потому что появился пример.

 - Конечно! Потому что раньше человек сидел и думал, что он такой один. А потом он увидел, что их таких много. И раз таких много, то это нормально.

 - В том числе такое происходит в сериале «Контакт», где сжигают машину и выкладывают это в соцсетях.

 - Да, это современные реалии. Ведь сейчас люди вместо того, чтобы спасать человека, будут это снимать на видео. Люди стали жестокими, особенно молодёжь. Такое ощущение, что у них чувств не осталось. Вот мы смотрели фильм «Белый бим, чёрное ухо», а у них нет такого фильма. Для них не снимают детское кино. Они смотрят шнягу всякую типа «Человека-паука», и это ещё не самое страшное. Какие-то непонятные фильмы, непонятные мультики, и подростки какие-то бесчувственные стали.

 - Насколько тут важен аспект родительского воспитания? Вы рассказывали, что у вас с сыном много общих интересов, в том числе музыка, а это не самое типичное, что слушают подростки.

 - Он, конечно, знает и слушает классику рока, но, в целом, мы слушаем разное, конечно.

 - Но он же приходит на концерты вашей группы?

 - Приходит, но это потому что он работает в группе. Сейчас он у нас в технической группе на зарплате. Если бы не это, не думаю, что он бы приходил на мои концерты, ему моя музыка не очень нравится. Друзьям его нравится, а вот ему не очень.

 - Кстати о музыке. А вы слышали саундтрек сериала «Контакт»?

 - Я знаю примерно, какие там есть композиции, но полностью не слушал. Вообще я на эту тему очень много общался с режиссёром Женей Стычкиным, тоже хотел поучаствовать. Я ему особых советов не давал, потому что он сам профессор в музыкальном плане, у него хороший вкус. Но мы просто обсуждали разные вещи. Например, подойдет ли сюда композиция Depeche Mode? Да, отлично подойдёт.

 - Причём в саундтреке по сути отобразилась главная тема сериала, поколенческий конфликт, ведь там Depeche Mode существует рядом с Моргенштерном. Вы специально хотели добиться такого эффекта?

 - Да, это всё-таки было необходимо. Как бы нам там что-то нравилось или не нравилось, это всё-таки реальность. 

 - А вы бы хотели воплотить на экране какого-нибудь героя современности? И как он, по вашему мнению, должен выглядеть?

 - Да нет их просто, откуда им взяться в кино, если их и в жизни нет. Как он появится? Сейчас полностью изнасилованный мир, кто в нём должен быть героем? Героев нужно делать из учителей, врачей.

 - А кого бы вам ещё хотелось сыграть?

 - Я как-то, наверное, уже прошёл этот жизненный этап с хотелками. Так что, если роль интересная, деньги платят – зашибись.

 - В интернете для вас уже нашли новую интересную роль – главный тренер сборной России Валерий Карпин. Многие отмечают внешнее сходство между вами и уже ждут новую спортивную драму с вами в роли Карпина. Как вам такое?

 - Ну, какой я Карпин? Бог с вами! О чём вы говорите.

 - А вот по этому ответу точь-в-точь Карпин!

 - Да? Ну, мне сложно играть Карпина, я ж его постарше, наверное. Нет? Ну, молодого Карпина я уже точно играть не могу, а играть его нынешнего – какая-то глупость. Зачем вообще играть людей, которые живы? А то наснимают, а потом люди, которые всё это видели и помнят, говорят: «Что вы за глупость сняли такую? Такого не было».

 - То есть спортивные драмы последнего времени вам не нравятся?

 - Это вообще не кино! Это спекуляция на спорте. Если рассматривать это с точки зрения кинематографа, то к фильму это вообще не имеет никакого отношения – просто набор каких-то кадров, а потом красиво снятый финальный матч. И все кричат: «Ох, как круто!» А на самом деле кино – ни о чем. Все спортивные драмы, что я видел, – это, во-первых, не драмы, а во-вторых, просто плохое кино.

Вероника Юрьева.

«Контакт»  появится 9 сентября на видеоплатформе PREMIER, а позже осенью на телеканале ТНТ. Фото предоставлено телеканалом ТНТ.