Все новости
Гость «МГ»
12 Декабря 2021, 15:13

Актриса и депутат Рушанна Бабич: "Знание башкирского языка - важнейшая задача. Без него мы отсекаем себя от корней и традиций своего рода"

14 декабря наша республика отметит День башкирского языка. Накануне этой особой для Башкортостана даты в гостях у "Молодежки" побывала яркая представительница национальной культуры, народная артистка Республики Башкортостан, ведущая актриса башкирской труппы Национального молодежного театра РБ им. Мустая Карима, лауреат Государственной молодежной премии им. Ш. Бабича Рушанна Бабич.

- Рушанна, ваша мама - легенда Башдрамы, народная артистка РБ и РФ, заведующая кафедрой режиссуры и мастерства актера театрального факультета УГИИ, профессор Тансулпан Догиевна носит фамилию Бабичева. Почему же вы изменили фамилию? Расскажите о других членах вашей творческой семьи, каждый из которых внес значительный вклад как в нашу культуру, так и в популяризацию башкирского языка. Поэт Шайхзада Бабич не ваш родственник? Расскажите о ваших корнях, истоках. Кем еще из вашего шежере гордитесь?

 - Фамилия рода моей мамы - Бабичи. Это большой, известный башкирский род, ведущий свою историю с XVIII века. В двадцатых годах прошлого века, после революции, все стали потихоньку становиться Бабичевыми. Это отчасти была и государственная политика, чтобы все фамилии получали распространенный и более привычный вариант. В изменении фамилии среди моих соплеменников  значительную роль сыграли и репрессии в отношении выдающегося политического деятеля того времени, поэта Шайхзады Бабича. Род Бабичей - очень славный и древний, давший республике много выдающихся деятелей культуры - это и Шайхзада Бабич, и башкирский писатель, ученый-фольклорист  Кирей Мэргэн, и моя мама, народная артистка не только РБ, но и России, воспитавшая очень много театральных деятелей культуры, и художественный руководитель ансамбля песни и танца "Мирас" Нафира Иксанова и многие, многие другие. Родоначальником нашего рода был Мухтар Бабич. Его пять сыновей - это пять ветвей рода Бабич. Все они участвовали в Отечественной войне 1812 года, многие из них дошли до Парижа. Некоторые из них вернулись с женами-польками. Совсем как в стихотворении Пушкина "Будрыс и его сыновья":  "Нет на свете царицы краше польской девицы. Весела - что котенок у печки, и как роза румяна, а бела, что сметана, очи светятся будто две свечки!.."

Причем старший сын Мухтара участвовал в той войне вместе со своими сыновьями. Так как он был в возрасте, то больше занимался снабжением отрядов. А вот младший из пяти братьев был сотником и удостоился награды - серебряной медали "За взятие Парижа". Медаль долго хранилась в семье, но на каком-то участке непростых для рода событий была утеряна. Моя мама - потомок сразу двух ветвей рода: ее дедушка  - потомок старшего сына Мухтара, а бабушка  - младшего. Поначалу фамилия Бабич - была моим творческим псевдонимом. Потом стала происходить путаница с документами и я оставила ее уже официально. 

Мой дедушка с материнской стороны, Дагий Бабичев, тоже был поэтом, но, к сожалению, ушел из жизни в очень раннем возрасте. Он близко дружил и был однокурсником Рами Гарипова. Они вместе учились в Литературном институте в Москве. Моя прабабушка Мадхинур Бабичева была востребованным и передовым педагогом и завучем Давлекановского педучилища, одного из первых педагогических заведений Башкирии. Очень дружила с Мухаметшой Бурангуловым и Даутом Юлтыем. Они приезжали к ней и читали лекции будущим учителям. Именно благодаря ее инновационному подходу в Давлекановском педучилище была роскошная и насыщенная программа по литературе и башкирскому языку. 

- Трудно быть дочерью знаменитых родителей? Были ли у вас комплексы по поводу соответствия их звездным фамилиям? Как несет это бремя ваш сын? Ведь его дедушка со стороны отца - звезда башкирской поэзии Тимер Юсупов, папа - известный кинорежиссер Булат Юсупов...

Тансулпан Бабичева в художественном фильме «Всадник на золотом коне» 1980 г.

 - Конечно, осознание того, что ты - дочь Тансулпан Бабичевой накладывает огромную ответственность. С самого юного возраста я всегда считала, что именно мне надо работать намного больше, чем другим, именно мне надо быть лучше и постоянно расти, самосовершенствоваться. Потому что меня постоянно невольно будут сравнивать с мамой, всегда будут смотреть и относиться  более  пристрастно, чем к кому бы то ни было. В студенческие годы приходилось работать с удвоенной, даже утроенной силой. Отсюда развился и комплекс перфекциониста: все должно быть сделано идеально!

 У башкир есть хорошая традиция - знание семи колен. Ты должен знать всех членов своего рода. Тех, кто был до тебя. Ты несешь ответственность за все свои поступки - они не должны бросать тень на предков, достойно нести их дело и, конечно, ты понимаешь, что будущее поколение тоже все будет знать о тебе и твоих делах. Ты должен бережно нести имя и честь рода и передавать это наследие дальше. 

Когда мой сын Даут был пятилетним малышом, моя мама ему рассказывала: "Ты знаешь, ты должен вести всегда себя только очень хорошо. Ведь у тебя дедушка - народный поэт Башкортостана, твой папа - кинорежиссер, твоя бабушка - народная артистка России, твоя мама - актриса..." Даут слушал весь этот список и печально вздохнув  сказал: "Дааа... Тяжко мне будет вам соответствовать!" Вложенное в ребенка чувство долга перед родом и сейчас дает свои плоды. Он, так же как и я в свое время, исключительно ответственно относится ко всему, хотя ему только 19 лет.

- Какое место отводится башкирскому языку в вашей семье? Владеет ли им свободно ваш сын?

- Я сама родом из СССР, и мое детство пришлось на восьмидесятые годы. Тогда было не принято говорить на башкирском языке в городе. На тех, кто говорил с акцентом или общался на башкирском, сверстники смотрели как на дремучую деревню, обзывали аллаярами. Наверное поэтому молодежь на улице, в школе и институте разговаривала  исключительно на русском. Хотя дома мы общались, читали книги на башкирском. Мама была практически все время на работе. В театре по иному нельзя, если хочешь достичь высот актерского мастерства. За знание языка я благодарна своей бабушке, Нурие Шайхисламовне Вафиной, которая была преподавателем башкирского языка и литературы в школе и очень много мне читала сказок на башкирском, пела колыбельные песни. Она привила мне любовь к народному творчеству и дала понимание языка. Но плотное общение со сверстниками в подростковом возрасте и юности проходило уже русском. Все это наложило отпечаток, что прекрасно владея родным языком, играя на нем спектакли, думаю я все равно на русском...

Именно поэтому для меня архиважно сохранение башкирского языка. Чтобы молодежь, наши дети учили и понимали язык, свободно говорили на нем, могли читать. Чтобы они смотрели на родном языке спектакли, фильмы и телепередачи. Ведь раньше не было нужной языковой среды, особенно в крупных городах. А это важная часть жизни, формирующая гражданское самосознание. Незнание родного языка не делало нас богаче. Люди отсекались от корней своего рода и традиций. Поэтому, когда родился Даут, мы с мужем всегда старались разговаривать с ним на башкирском языке, чтобы у него не было ощущения, что что-то упущено и потеряно. Активно помогали нам в этом бабушка с дедушкой. Сейчас он студент второго курса Санкт-Петербургского университета. Социальное общение в мегаполисе, к сожалению, накладывает свой отпечаток. Русский, английский немного оттесняют родной язык. Дома же я стараюсь, чтобы сын разговаривал только на башкирском. Он ходит на спектакли Башдрамы и НМТ, слушает башкирскую музыку. Ему нравится этническая и народная музыка.

- Башкирская труппа НМТ, где вы служите, часто радует театралов новыми постановками. Осенью с успехом прошла премьера спектакля "Глава вторая" по пьесе американского драматурга Нила Саймона. Расскажите немного о своей роли, продолжает ли постановка после премьеры собирать аншлаги?

- Спектакль получился замечательный! Мы и сами с удовольствием его репетировали и играем сейчас, и зрители его тепло приняли. Идея этой постановки родилась у нас с Рамзилем Сальмановым, а потом к нам подтянулись Гульшат Гайсина и Салават Юлдашбаев. Мы вчетвером решили, что давно не играли чисто актерских вещей. Пьесу, в которой было бы что играть, чтобы там можно было тонко проводить актерскую линию. Это очень камерное, даже немного кинематографичное произведение классика американской драматургии. Я случайно нашла пьесу в интернете и она меня зацепила, Рамзиль после прочтения сказал: "Это про меня!" Гульшат с Салаватом тоже нашли в душе отголоски нашей жизни и реальных историй. Я предложила Рамзилю Сальманову перевести пьесу на башкирский язык, он охотно согласился. Его дебют, как переводчика, получился чудесным и сейчас он работает над еще одним переводом пьесы. Администрация НМТ пошла нашей идее навстречу и нашла для постановки режиссера Азата Надыргулова.

И так родился этот спектакль на четверых артистов. Мы его очень любим, каждый раз ждем, когда его поставят в репертуар. Все зацепившие нас пересечения точно так же отзываются в зрительских сердцах. Надеемся, что у спектакля будет долгая сценическая судьба.

-  Некоторые зрители, не владеющие башкирским языком, изначально для себя отвергают синхронный перевод и смотрят постановки только на русском. Мол, из-за наушников пропадает та особая связь, которая струится со сцены в зрительские сердца. Найдите железобетонные доводы, что это не так.

- Я во многом согласна с теми зрителями, которые не доверяют синхронному переводу. Но у нас в театре история с переводом немного иная. Так как нет специального переводчика-синхрониста, то спектакли переводят актеры, не занятые в данной постановке или играющие там в дубле. И когда мы переводим текст, то стараемся доносить до зрителя смысл разными приемами, в том числе и актерскими. Главным образом - речевыми. Именно поэтому в нашем театре, я считаю, синхронный перевод звучит органично и его качество достаточно высокое. Ведь искусство синхрониста - непростое, отчасти творческое. Бывают курьезы с изменением текста актерами, или сцены вдруг переставляются или сокращаются. Нужно, не теряя смысл предыдущего перевода, быстро сориентироваться и свести две мизансцены в одно целое. На мой взгляд - переводить и сидеть в будке с наушниками гораздо сложнее, чем играть в спектакле. Ведь ты отрабатываешь за каждого актера на сцене. Так что приглашаю зрителей, не владеющих башкирским, на наши спектакли. Мы очень честно отрабатываем перевод!

Совсем недавно мы играли "Радость нашего дома" для участников волонтерского форума. Более ста волонтеров из разных уголков России сидели в наушниках, аплодировали и после спектакля благодарили нас за великолепный перевод. 
Да и на остальные наши спектакли приходят много русскоязычных зрителей. Есть свои поклонники, что очень приятно. "Ханума" постоянно собирает аншлаги. Это очень важно! Когда ты живешь в многонациональной республике, то общение людей разной языковой среды, позитивное восприятие культуры другого народа, уважительное отношение к ней делает нас богаче.

 - Какие репертуарные постановки башкирской труппы в НМТ у вас самые любимые? Куда бы вы рекомендовали обязательно сходить?

- Достаточно каверзный вопрос. Не хочу никого обидеть, но у меня есть, конечно, в репертуаре свои "любимчики". Про "Главу вторую" уже говорила. Совсем недавно была премьера замечательной башкирской сказки "Арба", очень музыкальной, красивой, стильной. Там много песен, танцев и все понятно и без перевода. Хотя он тоже есть. Советую отдохнуть душой на комедии "Ханума", посмотреть спектакли по произведениям Мустая Карима - "Радость нашего дома", "Ульмасбай" и  чудесную постановку "Аксал - белое чудо". 

- Рушанна, вы не только востребованная актриса театра и кино, но еще и депутат Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан. Расскажите об этой стороне вашей деятельности. В каких проектах принимали участие? Как успеваете совмещать работу в Курултае и Молодежном театре?

- Да, я депутат Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан, член Комитета по образованию, культуре, молодежной политики и спорта и заместитель председателя  Экспертного совета по культуре. Так же я член общественного совета по проекту "Культура малой родины". Это "Театр - детям" и "Театр малых городов". Это моя общественная нагрузка. Я депутат на общественных началах, то есть занимаюсь всеми этими проектами в свободное от моей профессиональной деятельности время и абсолютно бесплатно. Для меня очень важна работа над Законом о нематериальном культурном наследии РБ. Мы его приняли, он включает в себя и наши эпосы, и народные традиции, и праздники, и национальную кухню, и башкирские костюмы...

Ведь раньше не было никаких законных рычагов, чтобы все эти вещи сохранять, изучать и беречь. Чтобы выделялись деньги на научные экспедиции, чтобы все это вносилось в единый реестр. Этот законопроект и был той движущей силой, чтобы  я решилась баллотироваться в депутаты и была избрана. Я горжусь, что наш законопроект был недавно принят и уже начинает работать.

Совмещать работу в театре и Курултае сложно. Поначалу мне пришлось даже отодвинуть некоторые театральные проекты. Пришлось отказаться от работы в детской студии "ХАХАЧУ", основанной Константином Хабенским, где я пять лет преподавала. Нужно было во все вникать, изучать массу материалов. Теперь, когда вошла в колею, намного легче совмещать профессиональную деятельность с общественной. 

Автор:Эмилия Завричко