Все новости
Гость «МГ»
8 Апреля , 10:27

Актриса Екатерина Тарасова: «Я не привязана к вещам, важны люди, которые рядом с тобой!»

Екатерина Тарасова – актриса театра и кино, живет в Москве и Питере, играет в Академическом Малом драматическом театре (Театр Европы), снимается в разных уголках нашей страны, и даже на речных просторах. Да-да, именно на корабле проходили съемки фильма «Опасный круиз», премьера которого состоится 8 апреля в 23:00 на телеканале «Dомашний». Накануне Екатерина стала героиней нашей рубрики «Гость МГ».

– Давайте начнем с приятного. С летнего отдыха на воде, который для вас совпал со съемками фильма. Здорово же совмещать приятное с полезным! 

– Конечно! Куда-либо выезжать на съемки всегда прекрасно! Это совсем другие ощущения, эмоции. Помимо работы ты еще получаешь удовольствие от происходящего: рассветы, закаты, плеск воды… Есть момент романтики, радости, когда смена уже закончилась, а мы все еще на теплоходе... У нас была сплоченная команда, мы играли во всякие игры, рассказывали массу историй. Да я в принципе очень люблю круизы и бывала в них до проекта, так что знала много разных секретов теплоходной жизни! Кстати, спустя время после съемок, я отправилась по тому же маршруту «Москва – Санкт-Петербург», что шли на теплоходе, снимая «Опасный круиз». Мне было все знакомо, и я рассказывала новичкам: сейчас мы придем туда-то, там мы остановимся и увидим то-то и то-то. Это была чудесная поездка на Валаам, такое не передать словами.

– Что должно, как вам кажется, зацепить зрителей «Опасного круиза»? О чем задуматься?

– Я думаю, что зацепит атмосфера этого фильма, доброта, взаимоотношения людей. Когда в жизни, как у героини, все в черном цвете, то вдруг тебе судьба дает столько таких возможностей, что только успевай обращать внимание, считывать, верить в себя, верить в людей, верить в искренность доброту, и в то, что все может измениться кардинальным образом. 

– Сказка…

– Нет, в жизни тоже так бывает. У меня бывали моменты, про которые могу сказать: это было, как в сказке! Я даже подумать не могла, а оно так случилось. Думаю, зритель сможет отстраниться, сможет мечтать и задумает поезду на волшебный Валаам. 

– Любите приключения?

– Честно говоря, даже не знаю, что понимать, под приключением. Если взять рюкзаки и пойти в поход, то, наверное, да. Я всегда открыта к приключениям с хорошим концом. Даже съемки и репетиции – это уже своего рода целое приключение. Ты проходишь через массу душевных терзаний, встречаешь много интересных людей, единомышленников и наоборот. Поэтому каждый день – это уже какое-то приключение. Так что, наверное, да, я люблю приключения. 

– Ваша героиня «Опасного круиза» - Лика тоже любит приключения. Перечит начальнику, пускается за ним в круиз… А у вас бывали ситуации, когда вам приходилось что-то доказывать или противостоять? 


– Наши профессии с моей героиней разные. На репетициях я могу высказать свою точку зрения относительно того или иного персонажа, его поступков, характера моей героини. Это одно. Но это нормальный репетиционный процесс. Жизненные позиции, мне к счастью, не приходилось отстаивать. Мне везло с начальством. Зная о какой-то моей личной проблеме, оно включалось и помогало найти кратчайший путь к решению. А с педагогом в театральной Академии (Санкт-Петербургская академия театрального искусства) Вениамином Михайловичем Фильштинским мне приходилось спорить и зачастую получать за это «по шапке». Помню, мы сидели полукругом и высказывались по поводу каких-то этюдов. Я честно встала и сказала искренне и прямолинейно, что чувствую, что думаю, типа «бессмыслица все, что сейчас у нас на курсе происходит». И чем больше я говорила, чем сильнее отстаивала свою позицию, видела, как лицо педагога меняется, и понимала, если продолжу, то будет взрыв. В общем я не остановилась…  Но все равно считаю, что высказывать свою точку зрения надо, несмотря ни на что!

– А какая она – роль мечты, а от какой «страхуетесь»?

– Есть определенные герои, которых обязательно хочется иметь в своей кино- или театральной биографии. Лет пять назад мне хотелось сыграть каких-то эпических персонажей: Жанну д’Арк, прожить жизнь Анны Карениной. Мне казалось, что у меня определенное видение и взгляд, ощущение этих женщин. Хотелось играть классику. Сейчас у меня поменялось отношение к ролям и мировоззрение. Нет конкретного персонажа, но есть желание «социальной драмы». Столько пишется классных сценариев с интересными персонажами, что хочется все прожить и попробовать. А насчет «страховаться»… Я же не верю в приметы. У меня нет такого: если я сыграю такого-то персонажа, вся жизнь пойдет в тартарары. И даже когда мы в МДТ Театре Европы начинали репетировать «Братьев Карамазовых» (реж. Лев Додин – прим. автора), много ходило слухов: и что это проклятая история, и сейчас завязнем, и все не пройдет. Я не верю – и сразу все как-то проще.   

– Вы родились в Казахстане, учились в Питере. Говорят, что даже если место жительства человек менял в раннем возрасте, это накладывает отпечаток на отношение к переездам. Это про вас?

– Накладывает. Местожительство у меня меняется постоянно. Я не привязана к вещам, важны люди, которые рядом с тобой. Я родилась в Казахстане, а в 1998 ходу мы переехали в Россию. Я тогда еще была ребенком, но помню, что моя жизнь резко изменилась, поделилась на две: до переезда и после переезда. Какая-то мощная часть моего детства осталась в Казахстане: все мои радости, мои друзья, школа, где я проучилась до 4-5 класса. Все, что меня поддерживало, осталось там. И это при том, что мои чудесные родители, бабушка, дедушка, братья, сестры переехали разом. Это не давало впасть в уныние. Мне достаточно сложно было находить язык с одноклассниками. Меня не воспринимали как русскую: мало того, что приехала из Казахстана, так еще я всегда была смуглой. Опыт переезда откладывается: у тебя шире мировоззрение становится. Ты видел чуть больше, чем приходилось видеть детям, которые не переезжали. Я не говорю, что все срочно должны все бросить и куда-то переехать, чтобы расширить свой кругозор, ни в коем случае! У меня была возможность видеть определенный образ жизни, начиная от климатических условий, заканчивая обыкновенным бытом, когда растешь среди многих национальностей. 15 национальностей и 15 культур у нас было только в одном городе – это маленький городок на границе с Китаем, город Жаркент. Ты в этом живешь, и у тебя выстраиваются определенные взаимоотношения. А тут ты попадаешь в другую среду, где к тебе относятся настороженно, и еще отстаешь в учебе из-за разницы программ... Было непросто. 

– Неужели никто не поддержал? Это же классический сюжет: приходит новенькая, все против, а один герой, который на твоей стороне. 

– Я безумно благодарна моей учительнице, которая поддержала и создала такие условия, что я чувствовала опору. Сейчас понимаешь, насколько все зависит от педагога в классе, от его отношения. Ведь неважно – приезжий ребенок, обеспеченный, малоимущий, из многодетной семьи… Если есть атмосфера педагога, который правильно расставляет все акценты, у тебя другое отношение и к учебе, и степень желания ходить в школу. 

– Но вы же переехали всей семьей.

– Это всегда было отдушиной. Дома обязательна должна быть семья: родители и, если есть, братья и сестры. Моя семья с нашими традициями, с нашими посиделками, с нашими обязательными обедами – спасение в жизни. Это, слава Богу, и до сих пор со мной. Мне не так часто удается приезжать к родителям, но мы обязательно совместно встречаем Новый год. Когда собираемся, убираем телефоны, никто не смотрит и не проверяет никаких «лент», все сидят и  друг с другом говорят. Я это безумно ценю и благодарна своим родителям, что они хранят традиции.

– Вы сказали, что не привязаны к вещам, но есть же ваш личный «набор путешественника». 

– Сто процентов какой-то вид документа (водительские права, паспорт), зарядное устройство, телефон, книга – либо классика, либо литература о профессии или психологии.  

– А дома вас ждет дочка с прекрасным именем София-Луиза. Как выбирали имя, почему остановились именно на таком двойном? 

– Мы особо голову не ломали. Достаточно быстро пришли к решению, что София-Луиза будет. Мой муж Кристофер, если бы он был Иваном, то она была Ивановна, но Кристоферовна и Кристофоровна звучит сложно и некрасиво. Мы сразу решили, что имя должно быть красивое. Мне нравилось – София, мужу – Луиза. Так как-то все самой собой и разрешилось. Так что у меня Сонька-Лизка!

– Мама дочки – что это для вас?

– Это мама дочки. Не подружки, не друзья, не девчонки – это мама и дочка в первую очередь. Мама – это поддержка, опора, возможно, и строгость, и всегда доверие. И я это абсолютнейшее доверие со стороны Софии чувствую. Ей 5 лет, она подходит со всевозможными вопросами. Тебя несет течение жизни, а вдруг подходит ребенок и задает такие точные штуки, что это тебя выбивает, ты останавливаешься, начинаешь рассуждать. Это отрада в самые трудные моменты. Подходит к тебе маленький человечек и говорит: «Мама, а почему ты такая грустная?». Она невероятно чувствует мое настроение… 

– И в этом счастье… У вас красивая фамилия – Свеннен. Почему не она пишется в титрах? 

– По документам я Екатерина Свеннен. До замужества мы были с МДТ на гастролях в Нью-Йорке. «The New York Times» писала о нашем спектакле «Три сестры» и обо мне, как о Тарасовой, на афишах я была Тарасова, и знали меня многие как Тарасову. Согласитесь, это серьезно! Когда пришла пора менять фамилию, мы поговорили со Львом Абрамовичем Додиным – остаться ли мне Тарасовой в творчестве. Порешили, что не стоит путать зрителя ни сменой фамилии, ни двойной. Хотя у меня есть один проект «Астра, я люблю тебя», где я в титрах Свеннен. Да и путать творчество и жизнь не надо. И я думаю, это правильно!

Автор:Эмилия Завричко
Читайте нас в