5 хороших мест для купания подальше от Уфы
Все новости
Гость «МГ»
14 Ноября 2023, 12:31

«Время первых» продолжается: уфимец Александр Лынник готовится к мировому рекорду по прыжкам из стратосферы

В апреле следующего года Герой России, летчик-космонавт Михаил Корниенко и наш земляк, летчик-инструктор Александр Лынник планируют совершить прыжок из стратосферы на Северный полюс с высоты 10000 метров на ледовую базу «Барнео». Достигнута договорённость, что на ледовой базе их встретит российский космонавт Сергей Кудь-Сверчков, у которого уже есть опыт работы в полевом лагере в Антарктиде. Сегодня у нас в гостях Александр Лынник, который согласился дать эксклюзивное интервью «Молодежке» и рассказать о подготовке к уникальному прыжку.

Михаил Корниенко и Александр Лынник
Михаил Корниенко и Александр Лынник
Александр Лынник
Александр Лынник

 — Александр, вы уже в 2013 году совершили прыжок с парашютом на Северном полюсе. Расскажите немного о том прыжке. Какая была высота и как вы готовились к полету в экстремальных условиях?

 — Хотя прыжок состоялся 1 апреля, нам было не до смеха, если честно. Мы совершили прыжок вдвоем с Алексеем Жаворонковым, с которым вместе начинали учиться лётному делу. И сделали это в достаточно экстремальных условиях.
Цель полета на Северный полюс заключалась в строительстве ледового лагеря «Барнеo», который дрейфует рядом с полюсом. Напомню, это давний проект Русского географического общества, а его суть в том, что  в начале апреля  на одну из дрейфующих льдин Северного полюса выбрасывается десант парашютистов с необходимым оборудованием. Они строят взлетно-посадочную полосу и обустраивают лагерь: создают необходимые условия для приёма путешественников и учёных со всего мира. Когда все готово к приему, прилетевших на «Барнео» людей могут  дозабросить на Северный полюс с помощью вертолета, либо они сами  на собачьих упряжках или на лыжах добираются до оси Земли. Если бы я в своё время не увлекся авиацией и не стал летчиком, наверное, и не совершил этот прыжок. До работы пилотом-инструктором я работал в СМИ. Сейчас в авиации уже более тринадцати лет.  Именно она помогла мне освоить парашютное дело и войти в состав внештатных сотрудников региональной поисково-спасательной базы, которая располагается на территории Международного аэропорта «Уфа». Руководитель базы, Игорь Михайлович Черепанов, рекомендовал нас  командиру  команды «Барнео». Так мы попали в команду первопроходцев и в марте отправились на подготовку к десантированию в Подмосковье. Затем мы вылетели на самолете «Ил-76» в Мурманск, где готовили необходимый груз для отправки на Северный полюс.

И вот, наконец-то, наступил долгожданный момент, когда мы сели в самолёт и уже через несколько часов были над полюсом!
Скажу честно, погодные условия для прыжка были сложные, это отметил и экипаж самолета. Сильный ветер может просто снести парашютиста на другую льдину, а там могут оказаться хозяева Арктики -  белые медведи. Прыжок проходил в условиях низких температур и сплошной облачности, это означает, что места приземления не видно до высоты 200 метров. В таких условиях можно попасть в трещину между льдинами или  на торосы. Вот, собственно говоря, главные возможные опасности прыжка на Северном полюсе.

Мы прыгали с высоты примерно две тысячи метров, температура за бортом — минус 45,  скорость самолета — 360 км в час, соответственно эквивалент температуры при выходе из самолета  составлял где-то минус 70 градусов. В свободном падении мы летели более тысячи метров. Выбрасывали нас по штурманским расчетам  в условиях плохой видимости. На высоте триста метров мы вошли в облака, нижний край которых был на высоте двести метров над льдиной. Выйдя из облачности, увидели под собой торосы. Чтобы их проскочить, пришлось развернуться по ветру. Приземлялись мы на большой скорости и достаточно жестко.

Несколько мгновений эйфории и снова работа — найти теплую одежду! Она была прикреплена к грузу, и пока мы его нашли, прошло достаточно много времени. Иногда я вспоминаю свои первые ощущения после приземления: абсолютная тишина, которой нет ни в одной точке Земного шара. Но тишина возникла не сразу, это было позже. Во время прыжка ветер усилился до 10-14 м/с. Именно поэтому приземление было сложным, но оно закончилось удачно, забыть эти мгновения невозможно.

 — Почему для взятия рекорда была выбрана именно эта географическая точка? И чем прыжки на Северном полюсе отличаются от других широт нашей планеты?

 — Во-первых, традиции освоения Арктики в России очень давние и глубокие. Можно вспомнить экспедиции Седова, Шмидта, походы других отважных первопроходцев-исследователей.  
Во-вторых, потому что  на Северном полюсе с такой высоты еще никто в мире не прыгал. «Время первых» продолжается, и мы с Михаилом Борисовичем Корниенко  этот прыжок постараемся совершить. О рекорде, как о свершившимся факте говорить еще рано, это только анонс. Но подготовка к прыжку идет полным ходом.

Прыжок нужно тщательно просчитать.  Многое надо учесть.
В первую очередь сложные метеоусловия: ветер, плохая видимость, низкие температуры, трещины во льдах, торосы.
К тому же это будет высотный прыжок, а значит разрежённая атмосфера, на полюсе она начинается с высоты восемь тысяч метров.

Наш прыжок с высоты  10 тысяч метров. Это значит, что за бортом будет минус 55 градусов, скорость покидания самолёта 360 км в час, предполагаемый эквивалент температур ожидается под  минус 90 градусов. Для того, чтобы справиться с такими условиями, НПП «Звезда» разработало специальное высотное снаряжение и нам с Михаилом Корниенко предстоит его испытать. Будем прыгать с кислородным оборудованием. Дело в том, что содержание кислорода на такой высоте уменьшается до 7-8%, в то время как внизу этот показатель равен 21%. А атмосферное давление за бортом снижается до 170-250 мм рт. ст., вместо привычных для нас 740-760 мм. При прыжке с 10000 м скорость  падения в начальный момент будет составлять около 200 км в час. Значит, если на этой скорости не стабилизировать свое падение, то возникнут перегрузки, которые могут отрицательно влиять на самочувствие парашютиста в свободном падении. Само свободное падение будет составлять по времени около двух с половиной минут. Далее парашют принудительно раскрывается стратонавтом.

 — Когда мы говорим о 10000 метров, то реально не осознаем весь масштаб высоты. Десять километров — солидное расстояние. Пешком его пройти можно примерно за два часа. А за сколько его можно пролететь с парашютом? У вас, наверное, должен быть еще скафандр? Вы ранее прыгали в такой амуниции? И откройте для дилетантов секрет профессионального приземления: как точно рассчитать, куда именно может отнести парашют, например, из-за внезапного ветра? Как вы минимизируете возможные риски? Как идет подготовка рекорда? Где вы тренируетесь?

 — Общее время прыжка, конечно, будет не три минуты, потому что после раскрытия парашюта скорость снижения парашютиста где-то порядка шести-семи метров в секунду. Поэтому общее время, соответственно, где-то около пяти минут. Да, у нас будет специальное оборудование: возьмем с собой кислородное оборудование, GPS-системы и радиомаяки. Кислородное оборудование будет обеспечивать нас воздухом, GPS-системы помогут  выдерживать нужный курс, а специальные маяки - сообщать координаты, чтобы поисковые команды могли быстро нас найти. Подготовку к прыжку будем проходить и на местах проживания, и в Центре подготовки космонавтов. Прыжок будет  испытательный, так как испытывать придётся  и снаряжение и  маяки. Костюмы и кислородное оборудование нам предоставляет АО НПП «Звезда». Напомню, это предприятие разрабатывает космические скафандры. В этом снаряжении будем тренироваться прыгать в ближайшее время. Кроме того, нас будут проверять по медицине. Я уже прохожу медкомиссию в Уфе. Позже, в Центре подготовки космонавтов, мы Михаилом Борисовичем будем проходить испытания в условиях барокамеры, термокамеры и, возможно, центрифуги. Подготовка  будет вестись  по плану примерно с января. Сейчас решается задача финансирования проекта, определяются спонсоры проекта.

Все расчеты по нашей выброске будет производить уже экипаж самолета «Ил-86». Вся наша подготовка  будет направлена на то, чтобы минимизировать возможные риски. Мы должны точно быть уверены в своем здоровье, в своей технике выполнения прыжка и в своем оборудовании. О сложности прыжка из стратосферы я уже сказал. Это, в первую очередь, разряженный воздух и высокие скорости падения. При этих скоростях, если неправильно управлять положением тела в свободном падении, можно войти в плоский штопор, это вызовет значительные перегрузки, которые могут отключить сознание у парашютиста. Чтобы этого избежать, нужны тренировки: отработка специальных упражнений в аэродинамической трубе и на реальных прыжках с высоты 4000 м для отработки стабилизации во время свободного падения.

 — Сколько в вашей личной копилке прыжков с парашютом? Расскажите о самом запомнившемся прыжке.

 — У меня всего в арсенале  около двухсот прыжков, но многие из них  не простые. Они выполнены в сложных метеоусловиях: ночью, на воду, а один из прыжков выполнен на Северном полюсе. В принципе, этой практики уже достаточно. Михаил Борисович Корниенко по программе подготовки космонавтов, естественно, тоже очень много прыжков сделал, имеет колоссальный опыт, он участвовал и в групповых формациях. Он и альпинист, и летчик, и космонавт, и парашютист.

Михаил Корниенко - организатор проекта, лётчик-космонавт, Герой Российской Федерации, председатель Федерации космонавтики России по Республике Башкортостан, действительный член Русского географического общества.
Михаил Корниенко - организатор проекта, лётчик-космонавт, Герой Российской Федерации, председатель Федерации космонавтики России по Республике Башкортостан, действительный член Русского географического общества.

Надеюсь, у нас все получится, тем более, что мы оба представляем  Федерацию космонавтики России по Республике Башкортостан. Михаил Борисович является ее руководителем, а я —  его заместителем.

Какой прыжок особо запомнился? Был такой, незабываемый,  во время обучения, когда я неудачно вышел из самолета и начал беспорядочно падать. А это достаточно неприятная штука! Помню, как меня  догнал  в воздухе инструктор, выпустил мой парашют и мы благополучно приземлились. Этот прыжок на всю жизнь в память врезался.

 — Как отреагировала семья, друзья на решение взять сложный рекорд? Жена отговаривала? А чем вы любите заниматься в свободное от полетов время? Есть ли любимое хобби?

 — Не все друзья одинаково позитивно отреагировали  на планирование  прыжка из стратосферы. Понятно, что все волнуются и переживают. Поначалу отговаривали, да и семья до сих пор это делает. Но мои родные и близкие люди меня прекрасно знают и понимают. Так что супруга, мои дети и  друзья — надежные союзники.

В свободное от полетов время  я люблю играть в бильярд, занимаюсь музыкой. Это часть моей профессии. Достаточно много выступаю на концертах, пишу песни для  себя и других исполнителей. Ежегодно 25 января пою песни Владимира Высоцкого в день его рождения. В этом году это будет уже десятый, юбилейный концерт. Радуют традиционные аншлаги на них.

 — Есть профессиональная байка о парашютистах? Поделитесь?

 — Расскажу анекдот, правда, бородатый.
Один летчик говорит другому: «Слушай, скажи этим парашютистам, чтобы перестали прыгать. Мы же еще не взлетели!»

 — Александр, вы не только действительный член Русского географического общества, но и заслуженный деятель искусств РБ. За заслуги в каком виде искусств вам присвоено это высокое звание?

 — Звание я получил  за работу в СМИ отчасти потому, что у меня  были авторские программы, они имели неплохие рейтинги на радиостанциях. Учли мою писательскую и композиторскую деятельность, авторские песни, некоторые из них до сих пор  находятся в ротации федеральных радиостанций.  Посчастливилось  выступать и на Центральном телевидении, поздравлять с днем рождения Ангелину Вовк в программе Андрея Малахова. Тогда для нее я исполнил песню «Чистые пруды». Достаточно часто участвую во многих культурных мероприятиях республиканского и российского масштаба. Все это, наверное, и послужило оценкой моего труда.

Справка «МГ»:

 2 августа 2007 года в точке Северного полюса на глубине 4261 м российским аппаратом «Мир-1» был установлен флаг России, что безоговорочно подтвердило право России на приполярные территории.
Высотный стратосферный прыжок российской команды еще раз докажет лидерство России в освоении Северного полюса и приполярных широт, которому руководство страны уделяет особое внимание.

Помощь в подготовке и выполнении проекта оказывают:
Федерация космонавтики РФ, Центр подготовки космонавтов Ю. А. Гагарина, АО НПП «Звезда» им. академика Г. И. Северина, Роскосмос, Русское географическое общество, ООО «Барнео».

Автор:Эмилия Завричко
Читайте нас: