Все новости
Интересно
28 Апреля 2016, 20:41

Джарвис, всю энергию на стиль!

Ещё один музыкальный талант перешёл в окончательный статус легенды Неделю назад на 58-м году жизни умер американский певец и мультиинструменталист Принс. И пусть тролли в интернетах презрительно строчат комментарии о том, что никто и понятия не имел о творчестве Принса до его смерти – это лишь подтверждает их невежество. Но мы-то с вами настоящие олдфаги. Так что давайте вспомним кое-что хорошее об этом музыкальном гении, умевшем поразить публику в самое сердце.

Не такой фанк
Ранние записи Принса были революционными для ритм-энд-блюза 70-х: вместо привычной духовой секции вас обнимали головокружительные синтезаторные импровизации, а в зачастую основе композиций лежали ритмические пульсации драм-машин. Тут надо понимать, что это было действительно кое-что новенькое, поскольку в то время в ходу было так называемое «филадельфийское» звучание – эдакая пост-мотауновская кузина фанка, впоследствии отчасти внедрившая диско в мейнстрим. У Принса тогда сформировалось свое «миннеаполисское» звучание. Принс свел на нет существовавшее прежде разделение ритм-энд-блюза на лирический соул и танцевальный фанк – его песни были оригинальным синтезом обоих направлений.
Первые альбомы, записанные практически в одиночку, вызвали много шума, в том числе и своими откровенными и в чем-то провокационными текстами. На этом фоне органично смотрелись его эпатажные появления на сцене в сапогах на огромных каблуках, которыми певец стремился компенсировать небольшой рост. Когда в 1981 г. Принс появился на разогреве у «Rolling Stones» на высоких каблуках, в вязаных гамашах, бикини и полушинели военного покроя, поклонники «Роллингов» забросали его мусором.
В том же году он объявил о создании группы «The Time», под эгидой которой в 80-е было выпущено четыре альбома, единственным автором и исполнителем песен на которых был сам Принс. Группа была скорее сессионной и как таковая существовала от концерта к концерту; позднее ее переименовали в «The Revolution». В октябре 82-го вышел двойной альбом «1999», сделавший его имя известным за пределами Америки и превративший его в самого популярного музыканта планеты после Майкла Джексона. Вы чувствуете, какая эта была бомба? Джексон был королем, а Принс Роджерс Нельсон стал принцем – не только по имени, а по статусу и заслугам. Две песни с альбома – антиутопическая «1999» и заставляющая покраснеть «Little Red Corvette» – стали визитными карточками Принса и вошли в составленный журналом «Rolling Stone» список величайших песен всех времен.

Под лиловым дождём
Истерия вокруг Принса достигла пика в 1984 году, когда вышел его самый успешный диск «Purple Rain», сопровождавшийся одноименным фильмом. На протяжении года Принс был царем чартов, иногда одновременно возглавляя списки самых продаваемых в США альбомов, синглов и фильмов. Одноименная с альбомом баллада была удостоена «Оскара» как лучшая песня к фильму и впоследствии названа журналом «Pitchfork» лучшей песней 80-х.
После оглушительного успеха Принс последовательно работал над расширением своей музыкальной палитры, добавляя туда элементы панка, джаза, хип-хопа и новой волны. Обращаю внимание, что в то время очень мало сонграйтеров могли сравниться с Принсом по востребованности. В частности, созданная им для Чаки Хан версия песни «I Feel for You» стала первой рэп-песней, поставившей на колени британские чарты, а перепетая в 1990 г. Шинейд О’Коннор песня «Nothing Compares 2 U» стала самым кассовым синглом года. По слухам, даже легендарный джазовый трубач Майлз Дэвис мечтал поработать с Принсом, которого считал не только самым многообещающим артистом нашего времени, но и «новым Дюком Эллингтоном».
С наступлением 90-х Принс стал радикально менять свой имидж и музыку. Он остервенело боролся с рекорд-лейблами. Знаменитая смена имени, когда он потребовал называть себя им же изобретенным символом, сочетавшим символы мужского и женского начал (журналисты, впрочем, предпочитали называть его «Артистом, ранее известным как Принс»), произошла именно из-за конфликта с мэйджор-лейблом Warner. Принса связывал долгий контракт, по которому он, как и большинство других музыкантов, не был полноправным хозяином своих записей. Принс объяснял, что имя ему дала мать, а Warner превратила его в свою собственность и торгует им по своему усмотрению.
Во время суда с лейблом он появлялся на заседаниях с написанным на лице словом «раб». Между прочим, по причине священной войны с распространением музыки в Интернете сейчас на ютубе очень сложно найти клипы Принса в приличном качестве. Освободившись от Warner, Принс начал ревностно следить, кто именно зарабатывает на его записях, и не так давно добился того, что нигде, кроме сервиса Джей Зи «Tidal», его услышать в Сети было нельзя. Хотя пираты, конечно, лазейки находили. И только в 2015 году он помирился с Warner с одним условием: лейбл должен был передать ему мастер-копии старых альбомов.

Последние годы
В нулевых разочаровывающие показатели продаж новых альбомов Принса мало отразились на его репутации музыкального кудесника и одного из зачинателей современного ритм-энд-блюза. Об этом свидетельствует и его включение в Зал славы рок-н-ролла в 2005 году. В начале апреля 2016 года Принс почувствовал недомогание, похожее на простуду, и отменил несколько концертов, а 15 апреля попал в больницу. Спустя сутки Принса сфотографировали в родном Миннеаполисе на велосипеде, затем он устроил вечеринку. Казалось, никакой угрозы здоровью музыканта нет. 21 апреля Принса нашли мертвым в его резиденции-студии.
Сложно недооценить влияние, которое оказал Принс на современную музыку. Он был иконой придуманного им же самим стиля. Его запомнят как одного из самых эксцентричных музыкантов в истории поп-музыки. Он был невероятно талантливым мультиинструменталистом. Принс владел десятком с лишним инструментов и спокойно записывал альбомы в одиночку, но главным инструментом Принса всегда оставалась гитара, его по праву считают одним из самых виртуозных гитаристов мира.
За свою жизнь он успел выпустить 39 (!) студийных альбомов, взять огромное количество наград, в числе которых и семь премий «Грэмми». Наконец, Принс в своей харизматичной манере доказал, что быть странным – можно, и это нормально. Он не боялся выглядеть не так, как принято, играть фанк не так, как это говорили, жить с непроизносимым именем, да и просто выкаблучиваться.
Goodnight, sweet Prince.

Андрей КОРОЛЁВ.