Все новости
Интересно
30 Июня 2016, 03:26

Дневник ММКФ: По семейным обстоятельствам

Как иранский фильм “Дочь” передает привет советскому шедевру “Доживем до понедельника”

Отцы и дети - тема такая же неисчерпаемая, как война, любовь и интриги, поскольку компактненько объединяет их все вместе и ловко закручивает в бараний рог. А когда в программе фестиваля замечаешь фильм с Востока, почему-то подсознательно ждешь именно семейную историю про тяжелые отношения в семье, продиктованные мусульманской культурой и сложившимися национальными традициями. Фильм “Дочь” (реж. Реза Миркарими), попавший в конкурсный список ММКФ, начинает говорить на эту тему, но так, что становится понятно: он не совсем о дочери.
Фильм рассказывает о переломном моменте в жизни одной иранской семьи. Молодая девушка Сетарех нарушает запрет деспотичного отца Ахмада и решает навестить подругу, которая собирается уезжать в Канаду учиться. Проводы проходят на ура, но из-за плохой погоды самолет не может вовремя увезти героиню обратно домой. Дома замечают ее отсутствие, и отец мрачнее тучи приезжает за дочерью сквозь бессонную ночь. Сетарех дрожит от страха из-за потенциального наказания; встреча с отцом идет наперекосяк и в итоге девушка убегает к тете. Ахмаду предстоит помириться с дочерью и встретиться со своей сестрой, о существовании которой он не вспоминал больше десяти лет.
Чем дальше в фильм, тем больше уверенность: центральной фигурой “Дочери” является Ахмад - грузный мужчина с сединой в бороде. Он похож на свой здоровенный пикап - особенно поначалу, когда кажется неприступной горой, увязшей в работе и автоматическом желании обеспечивать свою семью. Навязанная встреча с прошлым, о котором он в буквальном смысле забыл, - тяжелый шаг, и он не решается сделать его полдня - довольно долго, учитывая, что за дочерью он рванул сразу, как разобрался в ситуации. Возвращение к тому, что осталось от корней, размягчает его каменную маску, за которой обнаруживаются и обычная человеческая растерянность, и благородство вперемешку с чувством такта, и даже слезы. Так и сама погода в Иране вторит эволюции Ахмада, сменяя пыльную бурю дождем и снегом.
Как отметил режиссер фильма, тематика “Дочери” обусловлена двумя причинами. Во-первых, это эдакое восстановление справедливости, поскольку в иранском кинематографе внимания женщинам уделяется крайне мало. А во-вторых, это вопрос более глобальный - понимание в семье и вообще между людьми. Герой Вячеслава Тихонова из “Доживем до понедельника” одобрил бы, ведь счастье - это когда тебя понимают.
Интересно, что сценарий фильма был у Миркарими еще лет пять назад, но тогда он не посчитал его действительно интересным. В прошлом году режиссер снова перечитал материал и взялся за работу - по его словам, это произошло неслучайно, поскольку за это время его собственная дочь подросла.
Если взглянуть на фильм, стерев весь национальный колорит, то перед нами оказывается не самая сложносочиненная история про семью, где грубоватый отец по-своему боится за дочерей, давно забыв о других родственниках. Яркая игра актеров производит сильное впечатление, а Иран в конце концов кажется не таким уж далеким от России.

Андрей Королёв.