Все новости
Интересно
2 Октября 2016, 15:05

Общага для Золушки

Подруга, нежданно-негаданно приехавшая с чемоданами в руках, огорошила сразу с порога: «Ну все, я разошлась со своим козлом! Буду у тебя жить, пока не куплю себе жилье в Уфе! Как думаешь, 700 тысяч рублей, что у меня лежат на депозите, на нормальную квартиру хватит?

«Конечно хватит! На коммунальный клоповник с соседями-алкашами», - хочется съязвить мне, но я тут же вспоминаю, что сегодня должна быть исключительно в роли утешительницы, поэтому старательно выполняю роль вместительной жилетки. Тем более, что мне и вправду искренне хочется помочь любимой подруге. Вот только сможем ли мы ей что-то подобрать? Ипотеку моей безработной подруге не дадут. А без местной прописки устроиться на хорошую работу в Уфе тоже маловероятно.
Итак, уже со следующего дня мы приступаем к поискам дешевого жилья. Коммуналки, коих в Уфе еще немало, я сходу отвергаю. Для молодой девушки, желающей наладить личную жизнь - это наихудший вариант: ни тебе гостей пригласить, ни уединиться с молодым человеком! Как альтернативу студиям и «однушкам», мы рассматриваем лишь общежития-малосемейки.
Конечно, приступая к активным поискам жилья, мы прекрасно осознавали, что нормальную квартиру в центре столицы республики меньше чем за 2 миллиона рублей не купишь. Но ведь не все же уфимцы имеют в кармане столько денег и высокооплачиваемую работу, чтобы платить ипотеку, и ведь все где-то живут!
Тренд сезона: студии в частных домах
Новинкой для жилищного рынка Уфы стали квартиры-студии, которые находятся в коттеджах и таунхаусах. Этот тренд был заимствован из Москвы, где таких предложений на рынке недвижимости много. Что он из себя представляет? Группа молодых и энергичных ребят, не имеющих большого стартового капитала, но желающих хорошо зарабатывать, находят дом, который долго продается. Они предлагают хозяину взять жилье на реализацию и по обоюдному согласию переделывают его в квартиры-студии. Собственнику коттеджа предприимчивые парни отдают оговоренную с ним изначально сумму, весь навар оставляют себе.
Несколько таких квартир-студий сейчас продается в спальных районах Уфы и в ближайшем пригороде (одну из них мы даже посмотрели). Цены на них вполне демократичные – от 500 до 840 тысяч рублей. Они находятся в новых коттеджах и таунхаусах, реализуются в предчистовой или чистовой (за отдельную плату) отделке и внешне вполне симпатичны. Но есть несколько моментов, которые нужно иметь в виду, рассматривая вариант покупки такого жилья.
Документально студия оформлена не как отдельная квартира, а как доля дома со всеми вытекающими отсюда последствиями. Главное из которых: если в дальнейшем вы соберетесь продавать такое жилье «налево», в первую очередь будете обязаны нотариально предложить его выкупить всем вашим сособственникам. А это далеко не дешевая процедура! При покупке студии вы станете еще и собственником доли земельного участка. Вы имеете право по договоренности с соседями выделить ее в натуре, подписав соответствующее соглашение. В дальнейшем вы сможете на своем клочке земли построить гараж, мастерскую или сарай, главное соблюдать градостроительные нормы и СНИПы.
Студии в таких коттеджах не имеют отдельных лицевых счетов, а это значит, что даже при установке своего персонального счетчика на свет (газ в таких коттеджах используется в основном только для отопления), вы будете закидывать деньги на общий лицевой счет. И проблем не возникнет, если все будут добросовестно платить. Но если кто-то вдруг перестанет вносить деньги на счет, проблем с «Башкирэнерго» не оберешься. Та же история с газом и водой. Еще один серьезный минус. В коттеджах стены между студиями, как правило, не несущие, а перегородочные. Это значит, что слышимость между квартирами будет высокая.
Подруга, осмотрев каждый метр одной такой студии в Затоне и взвесив все за и против, от идеи ее покупки отказалась:
- Я человек спокойный, люблю тишину и комфорт, а здесь конфликтные ситуации с соседями неизбежны! Мне это надо?


Апартаменты над офисом
Еще одно заманчивое по цене предложение мы нашли на сайте крупного агентства недвижимости Уфы. Студии в Деме продаются по цене от 505 до 690 тыс. рублей. Причем самые дорогие из них представляют собой малометражные квартиры с отдельной кухней и ванной-туалетом. Вдобавок ко всему, под боком рынок, магазины и вся необходимая инфраструктура.
- Все, берем не глядя! – уверенно заявила моя подруга, едва взглянув на фотографии.
- Ты подожди радоваться, - остановила я ее. - Что-то тут не так! Ну не могут квартиры столько стоить!
Студии и вправду оказались с подвохом. Это мы выяснили у моей бывшей одноклассницы, работающей риелтором в другой компании. Квартиры были построены на последних этажах административного здания и по своему фактическому статусу представляют собой апартаменты. Это значит, что прописаться сюда нельзя, а жилищно-коммунальные платежи будут завышены минимум в два раза, так как они отпускаются не населению, а коммерческому предприятию. Ну почему бы риелторам не написать об этом честно на своем сайте, чтобы потенциальные покупатели не обнадеживались понапрасну?
Снос или несносные условия
Мы нашли еще несколько интересных эконом-вариантов. На одном из них (за 650 тысяч рублей возле Красинского рынка) может кто-то, находящийся в крайне стесненной ситуации, и остановился бы. Но только не моя избалованная подруга! Квартира - в деревянном бараке под снос, туалет - уличный, ванны - нет.
- И как здесь люди живут? – разводит руками моя гостья.
Нужно заметить, что барачных предложений (дешево и очень сердито!) на рынке недвижимости Уфы с каждым годом становится все больше и больше. Ветхое жилье, построенное пятьдесят-сто лет назад, в столице республики сносится слишком медленными темпами. Люди, устав жить в нечеловеческих условиях и потеряв всякую надежду на снос, берут судьбу в свои руки и сами решают жилищные вопросы. Берут ипотеку, влезают в кредиты и... продают ветхие халупы своим собратьям по несчастью. Эстафету одного нищего перенимает другой…
Берлога для крота


А мы продолжаем поиски дешевой квартиры дальше. Вскоре мы нашли подруге квартиру и с туалетом, и даже с местом под душевую кабину. Но она (стоимостью в 550 тысяч рублей) находится в цокольном этаже жилого дома Черниковки и требует капитального ремонта. Вдобавок ко всему, носит статус нежилого помещения. Чтобы привести ее в жилой вид, нужно вбухать еще столько же. А смысл?
- Что-то нам все какие-то бомжоварианты попадают, – не скрывает досады подруга. – Ну неужели за 700 тысяч рублей в Уфе нельзя купить нормальное жилье?
- Можно, можно, - уверяю я и, чтобы она окончательно не теряла надежду, тут же подбираю два, на мой взгляд, приемлемых варианта: комнаты в общежитиях со своим санузлом практически в центре города. Одно плохо – слишком уж они маленькие: одна 8 квадратных метров, другая – 10. Особенно не развернуться!

- Наверное, придется все-таки идти жить в общагу! Ой, как не хочется, но выхода нет. Едем смотреть завтра! – командует подруга.


Но, к счастью, купить комнатешку мы не успели. Вечером, не выдержав двухнедельной разлуки, за приятельницей приезжает ее муж: небритый, осунувшийся и... в мятых штанах.
- Мариш, хорош дурить, возвращайся домой. Мне без тебя так плохо! – с порога начал он.
- А зачем? Чтобы ты при мне на всех бросался? – негодует подруга. – Что, твоя подруга тебя не обглаживает, не обстирывает, как я?
Далее мы становимся невольными свидетелями семейных разборок и не менее бурного примирения. Уже через полчаса пара, счастливая и просветленная, уезжает домой. Я мысленно сочувствую приятельнице, которой в ближайшие дни предстоит отдраить и довести до блеска двухэтажный коттедж, превращенный ее мужем за время запоя в настоящий свинарник. Держись, подруга!