Все новости
Интересно
15 Ноября 2016, 11:31

«Всякие цветы» П.Кончаловского привезли в Уфу. К 140-летию со дня рождения художника

В Национальной библиотеке им. А.-3.Валиди Республики Башкортостан (ул. Октябрьской революции, 10) до 25 ноября можно бесплатно посмотреть картину Петра Кончаловского «Всякие цветы (Натюрморт с цветами и лейкой)» (1939).

Полотно привезли в Уфу в рамках проекта Музея русского импрессионизма "Картина в библиотеке".Картина поражает своими размерами. В 90-е годы ее продали за океан, но теперь она вновь вернулась на Родину.
"Почему вы выбрали именно эту картину, ведь список, предложенный Музеем импрессионизма, был большой?" – спрашиваем у библиотекаря Евгении Вишняковой. По ее словам, привлекла идея объединить в культурном проекте сразу три семьи, которые тесно переплелись между собой, – это Суриковы, Кончаловские и Михалковы.
Проект «Картина в библиотеке» является проектом Музея русского импрессионизма. За последние два года картины из музейного собрания успели порадовать жителей Саратова, Воронежа, Санкт-Петербурга, Ульяновска, Екатеринбурга и Великого Новгорода. Уфа стала очередной, теперь уже седьмой по счету, площадкой проекта «Картина в библиотеке». Данное событие проходит при содействии Фонда поддержки и развития детского образования Минзали Ишмуратовой.
Петр Кончаловский был настоящим экспериментатором в живописи. Он писал купающихся в речках девушек, цветущие яблочные деревья, фрукты и букеты. Художник писал не просто цветы: в его натюрмортах - ощущение жизни человека среди предметов, которыми он окружен.
Прямо рядом с картиной проходят творческие мастер-классы, лекции искусствоведов и множество других мероприятий для взрослых и детей.

Один из организаторов выставки библиотекарь Евгения Вишнякова представляет выставку книг из фонда библиотеки, посвященную трем великим российским семьям: Суриковым, Кончаловским и Михалковым.

Пётр Петрович Кончаловский (1876-1956) вошел в историю отечественного искусства как художник-авангардист. Став одним из лидеров и инициаторов создания художественного объединения «Бубновый валет», Кончаловский эпатировал буржуазную публику своими многочисленными экспериментами.
Не многие знают, что этому предшествовал короткий, но важный для становления художника период увлечения импрессионизмом. После революции признанный мастер отходит от авангарда и переходит в ряд классиков, его художественная манера становится гораздо более спокойной. Несмотря на успех и регалии, Кончаловский всегда оставался активным живописцем, участвовал в многочисленных персональных и групповых выставках, продолжал усердно работать.
«Зачем же вы пишете цветы? - спрашивали автора - У вас получаются такие замечательные портреты! А цветы - это так примитивно». Пётр Петрович отвечал: «Цветок нельзя писать «так себе», простыми мазочками, его надо изучать и также глубоко, как и всё другое. Цветы - великие учителя художников: для того, чтобы постигнуть и разобрать строение розы, надо положить не меньше труда, чем при изучении человеческого лица. <...> Зто грандиознейшее упражнение для каждого живописца».
Уже в 1930-х годах критик Абрам Эфрос отмечал, что грядущим поколениям будет казаться, будто бы художник был окружен «мирно-благостной и сыто-ленивой жизнью»: Кончаловский пишет купающихся в речках девушек, цветущие яблочные деревья, фрукты и букеты.
В зрелые годы художник действительно будто бы не замечал бурлящей реальности и желал подольше задержаться в прошлом. Он поселился далеко от Москвы, под Малоярославцем, ухаживал за садом, собирал мед и не приветствовал благ цивилизации: он не проводил в дом электричество, зажигая керосиновые лампы, и не слушал радио, ограждая себя от новостей внешнего мира.
Но Кончаловский не был затворником в полном смысле слова: он все так же много работал, подолгу бывал в Москве, наблюдал за жизнью города и горожан. В беседах с искусствоведом Виктором Никольским художник вспоминал: «Недавно как-то ехал в Москве в трамвае, видел из окна: девица одна идет замечательная. Надо было на первой же остановке слезать, а я провозился...»
Натюрморт, поступивший в собрание Музея под названием «Четыре букета на столе и лейка» (1939), вероятно, был написан Кончаловским в последний месяц весны или в начале лета, когда сады наполняются благоуханием сирени и жасмина, начинают цвести пионы и ирисы. Художник пишет не просто цветы: в его произведениях ощущается жизнь человека среди предметов, которыми он окружен. «Смотреть, смотреть надо на все живое и настоящее, высматривать героику и пафос в самом обыденном», - говорил Кончаловский. С возращением картины из-за океана, где она оказалось в 1990-е годы, вернулось и её давно забытое название - «Всякие цветы» - под ним полотно впервые экспонировалось на выставке в Москве и Санкт-Петербурге в 1939 году.

Справка: Музей русского импрессионизма совсем молодой – он открылся в Москве 28 мая 2016 года на территории бывшей кондитерской фабрики «Большевик». Основная экспозиция представлена полотнами выдающихся русских художников: Константина Коровина и Валентина Серова, Станислава Жуковского и Игоря Грабаря, Константина Юона и Бориса Кустодиева, Петра Кончаловского и Александра Герасимова. С самого первого дня существования Музей русского импрессионизма занимается специальными образовательными и просветительскими программами. В том числе, начатый совместно с Библиотекой иностранной литературы проект «Картина в библиотеке» почти за три года объехал несколько крупных российских городов и вывел Музей в финал фестиваля «Интермузей-2016». Наряду с просторной выставочной зоной на территории музея расположились мультимедийный зал с возможностью показа фильмов в 2D и 3D, учебная студия, книжный магазин, кафе и летние террасы.