Все новости
Интересно
20 Января 2017, 13:53

Уроки Мастера

Актер Вадим Прохоров, словно метеор, пронесся по уфимской театральной орбите. Успешный житель Северной столицы, выпускник Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, он в течение пятнадцати лет был ведущим актером санкт-петербургского театра «Комедианты», известным радиоведущим, засветившимся также в нескольких сериалах. В Уфу Вадим приехал по велению сердца, и за короткий срок успел создать несколько запоминающихся работ, среди которых – главные роли в спектаклях «Босиком по парку» и «№ 13» в Государственном академическом русском драматическом театре РБ и «Гарнир по-французски» в Национальном молодежном театре РБ им. Мустая Карима.

Самым значимым моментом для молодого артиста стала одна из центральных ролей в культовом фильме Алексея Балабанова «Про уродов и людей», снятом в 1998 году.
18 мая 2013 года выдающийся российский кинорежиссёр, сценарист, продюсер и актёр Алексей Октябринович Балабанов ушел из жизни. 25 февраля 2017-го ему исполнилось бы 58 лет. Его фильмы можно назвать документами эпохи. Мрачные, монументальные, наполненные символами, эти кинополотна по-прежнему актуальны. Одни из них, такие как «Брат», «Брат 2», «Жмурки», стали по-хорошему «народными» фильмами. Другие - «Война», «Груз 200» - вызывали у зрителей и критиков кардинально противоположные реакции.
Фильм «Про уродов и людей», сценарий к которому А.Балабанов написал за пять лет до съемок, также стал предметом дискуссий из-за тематики (картина рассказывает о первых производителях эротических картин в Российской империи), что не помешало его создателю получить премию «Ника» за лучший фильм года.
Перед возвращением в Санкт-Петербург актер Вадим Прохоров предоставил возможность опубликовать свои воспоминания о работе над образом кинооператора Путилова в этом фильме:
- Это было в прошлом веке, наше знакомство и сотворчество. А сегодня воспоминания сами ложатся на бумагу. Телефонный звонок в студию радиостанции, на которой я работал: «Мы бы хотели пригласить вас на встречу с режиссером Алексеем Балабановым». Уточнив время, лечу на Ленфильм, курю, не переставая, волнение дикое, и вот встреча с человеком, с которым можно говорить обо всем, внимательные, проникающие внутрь глаза, и попытка узнать, прочувствовать - и человека, и героя (Путилова, фотографа, персонажа, который еще не был утвержден).
Не снимая куртки и попросив разрешения курить, я рассказывал о музыке, книгах, о жизни. Алексей Октябринович слушал часа полтора-два, потом было ожидание видеопроб, - мучительно долгое, придя на которые Балабанов опять попросил рассказать все то, о чем говорили на первой встрече. Потом фотопробы и примерка костюмов, и утверждение на роль. За все это время в голове у меня, думая о Балабанове, родился образ человека, настолько погруженного в эту историю, что, уже начав снимать, чувствуя его знание всей истории, каждый не мог не выкладываться на 200 процентов.
Первый съёмочный день. Стрельна, Путилов и Лиза катаются на лодке. Проблема в том, что я тогда не умел этого, а Динара Друкарова была профессионалом, имела разряд по гребле. Балабанов сел и лично показал мне, как надо грести, до этого помогали оператор и удивительный человек Сергей Астахов, а последней была моя личная попытка. Про себя я сказал: либо утону, либо научусь. Результат вошел в фильм, это был первый урок Балабанова: ты сможешь, пробуй. «Сделай мне это талантливо», - фраза перед началом сьемок. После лодки был эпизод, в котором Путилов снимает Лизу на природе, расставив аппарат. Я долго не мог правильно снять крышку объектива, Балабанов нервничал и ругался. После многократных неудачных моих попыток я под аккомпанемент ругательств решил покинуть съёмочную площадку. Но спасибо ассистенту по актерам, помощнику режиссера Сергею Ражуку за помощь: он сказал Балабанову, что я волнуюсь и это первая моя большая роль, после чего мы установили человеческие, актерско-режиссерские отношения, и это был второй урок от Балабанова: всегда оставаться самим собой, и не боятся этого.
Дальше было полное доверие и понимание с полувзгляда, будь то сцена в трамвае с потрясающим Виктором Сухоруковым или любая другая во всем фильме. Был курьезный момент, когда Путилов сбегает от преследования, в руках чемодан и фотоаппарат, и все это должно было быть легко и быстро. Но реквизиторы решили подшутить и положили в чемодан неподъёмные грузы. Проходит первый дубль, второй, Балабанов спрашивает, почему так тяжело бегу, пробуем еще, и вдруг он сам берет чемодан, и... Сколько было сказано в адрес тех, кто это сделал! И это был еще один урок: он очень любил своих актеров! На съёмочной площадке никогда не было посторонних, суеты и ерунды, о пустых разговорах и речи быть не могло. Мы были командой единомышленников, которые делали общее дело, от начала сьемок до озвучания и премьеры в Доме кино. Я всегда ощущал поддержку от Алексея Октябриновича. Многое было на съемках, но такое ощущение, что и люди, и природа, и мосты, и Нева, - все было на стороне режиссера. Колоссальная актерская и человеческая школа жизни.

Я говорю вам спасибо, мой крестный отец в кино, - за доверие, поддержку и за то, что рассмотрели и увидели во мне, тогда мальчишке, своего героя. Мои соболезнования Вашей жене, Наде Васильевой, и детям. Вечная память и Царствие Небесное! Я уверен, что ваша киноистория продолжится там, на Небе, ведь там столько талантливых артистов! Спасибо Вам за то, что навсегда останетесь в сердце! До свидания, Мастер! Вечная Вам Память!
Элла Молочковецкая. Фото Евгения Вайднера и Рината Бикбулатова.