Все новости
Интересно
20 Февраля 2017, 11:26

Гуляй, Вася, по России!

Канула в Лету эпоха Гайдая и Рязанова, Меньшова и Бежанова. Нынче на конвейере две крайности – гламурные «Одноклассницы» и маргинальные физиономии из «Горько!». Но трейлер этой комедии, вышедшей аккурат в День всех влюбленных, мужу показался забавным. Да и о земляке-режиссере (сценаристе/монтажере/композиторе) Романе Каримове с его «Неадекватными людьми» слышала давно, ан – не видела. А зря.

О том, что у хорошей российской комедии еще прощупывается пульс, нам в последнее время напоминают таланты вроде Евгения Шелякина («Ч/Б», «Пятница»), братьев Чижиковых («Парень с нашего кладбища») или Оксаны Карас («Хороший мальчик», в котором, кстати, засветился тоже уфимец Аскар Нигамедзянов). Да, персонажи неоднозначные, на монтаже заметны боевые швы современного ритма жизни, – но, простите, и времена давно не шуриков и новосельцевых.


А главное условие народной смотрибельности – «чтоб и с картинкой, и с душой» – выполняется. Тем паче, что тот же Гайдай считался в советских кинематографических кругах именно массовиком-затейником, а не серьезным парнем на века (история, как всегда, рассудила). Вот и наш целеустремленный и даровитый Каримов, судя по списку успешных работ, «идет ровно и вверх», а значит, скорее всего, займет достойное место в галерее реаниматологов отечественного комедийного жанра.


И его очередной гибрид между чернушно-невеселым Быковым (символ-девиз – «два года в РУВД отработал») и чернушно-якобы-веселым Крыжовниковым («женщина-кремень» в забегаловке) получился совершенно оригинальным творением. И веселым взаправду, и светлым по сути.


Судите сами: диалоги прописаны с дельным юмором, почти каждый персонаж гипертрофирован, но он – живой, с четким и ярким характером, напоминает каждому «вон того соседа с пятого этажа», но – удивительно – без протухших клише. Колоритны практически все фигуры, за исключением, может быть, главной положительной Аси (антитеза стерве Васе-Василисе и та самая тургеневская первая любовь): но известно, что «совсем хороших» играть сложнее, да и «классика» (по крайней мере, в памяти зрителя-мужчины) такой и должна оставаться.


Так что актеры без баснословных гонораров – играют, сюжет – не провисает. «Ружья» вроде контуженного десантника и кольцевой композиции (рассказа Аси о ее шраме и финальная авария) – стреляют. Вроде бы затертая попса – звучит. А рюмка (см. стакан) водки на столе – не показывает «тупое быдло», но как прием помогает героям раскрыться, и один раз – даже в глубоком социально-философском монологе (критики, наверное, не раз еще отметят игру Романа Курцына).


Вообще, тема провинции слышна здесь отчетливо, с ироничной грустью – потому что все-таки это кино с региональной душой. Да и главный герой всей этой зигзанутой истории – в каком-то смысле сам автор, врачующий наше сегодня гротеском и сюрреалистической символикой.

Есть в этом «киногулянье», конечно, и смелые-спорные ходы, на чопорных писак вроде меня не рассчитанные (чего стоит хотя бы мужская сцена в бане), и неразгаданные сюжетные тайны о причинах стервозного характера экс-жены, – но, быть может, неизвестность во втором случае здесь даже добавляет изюминку и ничего не портит.


Динамичная, свежая и умная подача бытового сюжета с, казалось бы, вполне предсказуемым финалом заставляет констатировать, что жанр нашей комедии как пациент скорее жив, чем мертв, и что о новом этапе в нашей киноиндустрии когда-нибудь напишут в спецучебниках. Так что, надеюсь, гулять Васе с успехом по Уфе и в целом – по России.