Все новости
Интересно
26 Июля 2017, 18:53

АУЕ: не говори того, чего не знаешь

Лайкнул ты в Интернете мем «Жизнь ворам» или «Вечер в хату», а сам-то понимаешь, о чем это?

Есть подозрение, что сегодня в России можно говорить о зарождении некой подростковой субкультуры: блатной жаргон, тюремные понятия, отклоняющееся поведение. Сами подростки называют себя АУЕ. При этом некоторые из них даже точно не знают, как расшифровывается эта аббревиатура. Еще большая их часть в принципе не знает, что такое аббревиатура.


Что такое АУЕ?


Изначально АУЕ - «арестантский уклад един» или «арестантское уркаганское единство».


Но такое понятие существует в тюремном мире, который, как известно, во все времена жил своей, обособленной от социума жизнью. И там, как мы понимаем, есть свои порядки, иерархия, свой язык. Все больше экспертов, изучающих тему подросткового АУЕ, сходятся во мнении: АУЕ среди молодежи – не то же самое, что АУЕ в тюрьме.


Зачастую, прикрываясь тюремным жаргоном, определенным знанием воровских понятий, называя себя АУЕ, действуют самые обычные неблагополучные подростки. Такие, какие существовали всегда. Делая упор на приблизительное представление о тюремных порядках, они занимаются вымогательством, издеваются над младшими, бравируют проблемами с законом.


Тюремный язык всегда был максимально закрыт и, как справедливо отмечает сайт fb.ru: «Язык преступного мира всегда характеризовался наличием большого пласта специфической лексики. Слова, понятия и образы, его составляющие, недоступны тем, кто к этому миру не принадлежит. Помимо прочего, такой "блатной" язык играет роль кодификации. Уже по самому факту владения им человек безошибочно определяется в преступной среде по принципу "свой-чужой".»


Поэтому использование тюремных выражений – дело ответственное. Используешь – значит, в курсе, значит, знаешь суровые законы того мира.


Как происходит знакомство?


В своей публикации «Новая газета» предостерегает от контактов с подростковым АУЕ: «Это пирамида, технология: криминалитет работает среди детей из неблагополучных семей, детдомов».


Точных правил нет. Возможно такое: к ученику пятого-шестого класса подойдут старшие. Разговор обязательно заведут, используя блатной жаргон. Выяснят: понимает или нет. Будут общаться «как со взрослым и в то же время напористо, и сразу вдруг окажешься в смешном положении, если не понимаешь. Это — АУЕ. Что бы это ни значило для окружающих, конкретно для тебя это — пароль, код, отворяющий двери куда-то глубоко вниз. Дальнейшее почти предопределено. Вступив в диалог, ты уже начал терять себя. Отныне ты в параллельном мире, где ты — никто, и с тебя теперь будут спрашивать по его особым законам».


Что может быть потом?


Воровской жаргон используют здесь, чтобы заманить в ловушку, а потом запугать и заставить действовать по своим законам. Законам, которых подросток не знает.


«Тебя неминуемо поймают на слове, на любом, загонят на «косяки», в долги, поставят «на счетчик». Это пирамида, технология: детям поясняют, что они для самореализации должны совершить какое-нибудь преступление. Старшие обирают младших, те — еще более младших или тащат из дома».

Дорога вниз имеет мало остановок: деньги будут требовать за не те слова, не те поступки. Далее – угрозы, шантаж.


Группы риска


«Чаще под такое влияние попадают дети из неблагополучных семей. Те, кто чем-то интересуется или хорошо учится, к жизни относятся более осознанно, им труднее запудрить мозги — у них есть цель, так просто их уже не обманешь. А если у ребенка проблемы с родителями или с законом, если они живут в неполных или бедных семьях, на них повлиять довольно просто».


АУЕ как интернет-фольклор


Комментируя ситуацию с АУЕ в подростковой среде для издания «Медуза», доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН Дмитрий Громов отметил:


- Тут надо понимать, что криминал не заинтересован в том, чтобы люди знали о нем. Чем больше людей знают о профессиональной преступности, тем более она уязвима. Организовывать подростков, собирать с них копейки «на зону» — это слишком опасно и малоэффективно. У профессиональных преступников есть свой, довольно закрытый круг общения, которым они ограничиваются. «Мирные жители» обычно питаются только слухами о преступности, и эти слухи мало соотносятся с реальностью.


Второй слой информации об АУЕ — это процессы, происходящие в интернете. Вот это уже явление совершенно другого плана. С социальной реальностью оно мало связано. Это определенный интернет-фольклор, я бы сравнил интерес к АУЕ в интернете даже не с традиционным подростковым интересом к криминальной стилистике, а с детскими страшилками: где-то есть страшные «группы смерти», фашисты, а сейчас вот появился и мем АУЕ. Дети и подростки его знают, но это совершенно не значит, что они имеют хоть какое-то отношение к криминалу».


Криминализация на контроле


В конце прошлого года на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека его ответственный секретарь Яна Лантратова доложила президенту РФ о криминализации подростков. В начале января Владимир Путин утвердил перечень из девяти поручений. В частности, создать межведомственную рабочую группу с участием членов Совета по правам человека по предотвращению криминализации подростковой среды.



Индира Искандарова