Все новости
Культура
16 Июля 2021, 14:08

Премьеры в Уфе: "Бабай всея Руси"

15 июля the ТЕАТР представил уфимцам премьеру спектакля по нашумевшей книге экс-председателя Общественной палаты Башкирии Ростислава Мурзагулова "Бабай всея Руси". Режиссер-постановщик Алсу Галина. Причем автор книги еще и удивительно талантливо для непрофессионала сыграл в постановке.

Книгу про особенности уездной демократии некоторые товарищи в республике ругают за "вынесенный из избы сор". Причем отдельные яростные критики ее даже не читали. А я вот прочитала с большим интересом и удовольствием. Легко, талантливо, с юмором и самоиронией непосредственный участник описываемых событий рассказывает о политическом закулисье высших эшелонов власти, о судьбе Башнефти, о тернистом пути молодого пиарщика в "столбовые дворяне" и многих других вещах, традиционно скрываемых от "черных крестьян" за семью печатями.

На скандальную книгу актрисы Театра сатиры Татьяны Егоровой "Андрей Миронов и я" в свое время смертельно обиделись все прототипы ее героев. А режиссер Марк Захаров назвал книгу "энциклопедией театральной жизни". Произведение Ростислава Мурзагулова по аналогии можно окрестить энциклопедией региональной власти. Нельзя объять необъятное, и веселый бестселлер, изобилующий фактами, персонажами, намеками и масштабными событиями ох как трудно инсценировать. Поэтому автор сценария Антон Бескоровайный выбрал самые яркие и вкусные главы из "Бабая" и "Осени патриарха". Тем, кто не читал этих книг, думаю, тяжеловато было вникнуть во все тонкости сюжета. Но таких в зале, видимо, было крайне мало.

Спектакли the ТЕАТРА в основном камерные, и билеты надо бронировать заранее, так как поклонников у молодого андеграундного коллектива намного больше, чем мест на их площадках. Именно поэтому, думаю, для премьеры "Бабая всея Руси" был выбран зал Колизео бывших "Огней Уфы", а ныне "Тинькофф-холла". Но и там наблюдался полный аншлаг. Пришли коллеги Ростислава из Общественной палаты, было много знакомых лиц из различных министерств и ведомств республики. Зал был теплый (так обычно называют благодарных и позитивно настроенных зрителей артисты), постоянно откликался на действо прокатывающимися волнами смеха и аплодисментами.

Удачно вписалась в постановку анимация в жанре Flash-приколов. Прорисовка отдельных персонажей и сцен в простодушном митьковском стиле не только иллюстрировала отдельные куски закадрового текста, но и наполняла задник активным действием, интригой, фарсом.

Впечатлил ход с надувными костюмами. Они, как и белый грим персонажей первой сцены, сразу настраивали на буффонадность происходящего и утрировано символизировали дутую важность героев. Две стены сценографии с девственно белыми воздушными шарами тоже показывали призрачную иллюзорность незыблемости спокойного Олимпа. Особенно когда в сценах с политическими волнениями шары-облачка лопались, оставляя неряшливые следы метафорических цветных революций.

Артем Самигуллин был весьма убедителен в роли молодого пиарщика лихих нулевых. Широко раскрытые наивные глаза, коротковатые рукава пиджачка, из которого стремительно вырастает герой, превращаясь в матерого харизматичного политтехнолога, вспоминающего потом со смехом и редкой для наших широт откровенностью: "Шустрые мальцы при Великих Вождях книжки писать после изгнания с теплых кресел просто обожают. Явление это вполне объяснимое. Информация разъедает мозг носителя Страшной тайны и прет наружу, как иголки-отруби из Страшиловой головы в сказках Волкова. Ты ж понимаешь, что тут такое знаешь, рассказать - все ахнут. Держать это в себе невозможно".

Бабай (Рамир Махмутов) слишком уж был юн и худ для политического тяжеловеса первых сцен. Здесь визуально шикарно бы смотрелся возрастной артист. Хотя Рамир, он же по программке еще и режиссер видеомонтажа, более достоверно выглядел в сдувшемся лидере финала, отпустившем далеко-высоко в небушко связку воздушных шариков-мечт. Ассоциативно всплыли строчки Окуджавы: "Девочка плачет, шарик улетел..."

Сцены с Желтокнязевым (Эдгар Арутюнов) порадовали режиссерскими находками. Качались нефтедоллары в чемоданчики с налом, который поехал щедро рассыпать в Первопрестольную Желтый (штришок второго плана), появлялись странные персонажи, в которых прочитывались печальные реалии настоящего. Почему, например, пиарщик и аферист Жуленко вел на поводке полуголого героя в кожаных штанах, с хвостом и в наморднике, как у Ганнибала Лектера? Лично я прочитала эту парочку как подконтрольные и беззубые СМИ, управляемые политтехнологами. Власть и пресса были представлены в классическом образе садо-мазо "госпожи и раба". Снять намордник - загрызет, как герой Энтони Хопкинса. Здорово, что "Бабай" прерывает это молчание ягнят!

Палыча сыграл сам Ростислав Мурзагулов, а его подруга, блогер Ульяна Тригубчак примерила на себя образ красотки Олеси. Их мизансцены, учитывая особо не скрываемые биографические пересечения, были весьма органичны. Станиславский непременно бы крикнул: "Верю!"

Муля с маячащим на горизонте шансом получить главный театральный приз России "Золотую маску", прозвучавшая в прессе, конечно же, очередная веселая провокация бывшего политтехнолога. "Скучно живете, дустар!" - слышался между строк анонсов премьеры его голос.

The ТЕАТР мне напоминает самого Мурзагулова - такой же многосторонне талантливый, нахальный, эпатажный. Они нашли друг друга!

Алсу Галина, директор the ТЕАТРА и режиссер проекта:

- Мы задумывали сделать спектакль в первую очередь не про политику, а про человека, про становление личности, про сложности выбора, который влияет потом не только на твою жизнь, но и на жизнь окружающих тебя людей.

Мы безмерно благодарны режиссеру из Санкт-Петербурга Искандеру Сакаеву, который руководил режиссерской лабораторией по драматургии, во время которой мы и выбрали для постановки этот роман. Сам Искандер Рауфович нам здорово помог при создании эскизов, консультировал нас и стал идейным вдохновителем спектакля.

Автор:Эмилия Завричко
Читайте нас в