Все новости
Культура
28 Марта 2022, 13:13

Премьеры в Уфе: «Вредный элемент»

В Русдраме 25 и 26 марта с оглушительным успехом прошла премьера водевиля «Вредный элемент» по пьесе Василия Шкваркина, написанной почти сто лет назад. Режиссер-постановщик - Тимур Кулов.

В начале лета прошлого года в Русском академическом драматическом театре состоялись показы эскизов пяти спектаклей в рамках работы Творческой лаборатории современной режиссуры «Свой путь». Именно тогда нам посчастливилось посмотреть блестящий получасовой эскиз «Вредного элемента». Причем от души хохотали не только участники лаборатории, артисты и журналисты, но и главный гость Лаборатории - именитый московский критик, член экспертного совета Золотой маски Ирина Алпатова. 

Она в разборе эскиза с удивлением отметила, что режиссеру Тимуру Кулову вместе с артистами удалось вытащить из пьесы ту суть и глубину, о которой, может быть, не задумывался и сам драматург, и лаконично резюмировала, что в данной ситуации «режиссер лучше пьесы». Да и эскиз Ирина Леонидовна назвала идеально сделанным, безумно смешным, очень точным по актерским распределениям, и горячо посоветовала Русской драме его срочно взять в работу.

Было тайное голосование, где за постановку именно этой пьесы проголосовало подавляющее большинство участников Лаборатории, и Русдрама решила поставить пьесу. Один из главных жирных плюсов этого выбора - практически незнакомый даже для искушенного зрителя материал. Интрига сюжета меня зацепила, но в интернете текст пьесы я найти не смогла, так что ждала премьеру с большим нетерпением и немного волновалась - оправдаются ли мои ожидания? Полностью оправдались! 

Подзабытый жанр водевиля подарил замечательное настроение и оставил приятное послевкусие. Причем с самого начала он смотрится на одном дыхании, а юмор диалогов и монологов актуален и сейчас. 

Многие артисты в пандемию страдали от разлуки со сценой, и так же искренне мучился и главный герой пьесы, безработный артист Щукин (народный артист РБ Тимур Гарипов). В крошечной обшарпанной квартирке он открывает свой старый сундук, а из-под крышки льется свет. Свет блистательного прошлого, где талант был востребован, где хранятся милый сердцу реквизит, костюмы... 

Этот же сундук становится потом порталом в кутузку ЧК и светлым уходом в небытие персонажей в финале. 

Пьесу начали репетировать задолго до нынешних февральских событий, но борьба с вредными элементами эпохи великого обнуления двадцатых годов прошлого века удивительно созвучно и злободневно накладывается  метафорической калькой на свежие сюрпризы новостных лент СМИ. Вот вчерашние звезды шоу-бизнеса , кино и телевидения спешно покидают Россию, и даже наличие театра на Соловках никого не прельстило... А в Турции около банкомата замечен главный вредный рыжий элемент перестройки. Как шутят в сети - наша ответка Западу на санкции. Странным мистическим образом не включенный ни в один санкционный список. И так же, как в водевиле, все суетятся, страшась тотальной облавы, чистки и прочих нежданчиков постреволюционного времени. Вчера ты блогер с многомиллионной аудиторией фолловеров, сегодня надо чесать репу и думать о новых источниках дохода.

  Так же и в спектакле разителен контраст перехода от феерии игорного дома на Мещанской до мрачной камеры в Бутырской тюрьме, собравшей в себя весьма любопытный социальный срез того времени. На обсуждении этюда будущей пьесы, где как раз была показана сцена в Бутырке, Ирина Алпатова сказала: «Страшно, когда очень разные и очень мирные люди приходят в искусственно сконструированный тюремный мир Шкваркина и как там из них начинают лепить унифицированного одинаково безликого советского человека. Режиссер показывает преображение через музыку и через ватники, сапоги, шапки-ушанки, в которые постепенно облачаются герои пьесы. Ужасает, что из нормального живого человека в одночасье можно сделать такое существо, не понимающее, что с ним происходит и что делать дальше...»

Сцена в игорном доме на Мещанской богата палитрой фантастических красок и персонажей, чудесным вокалом и очень достойной для драматических артистов хореографией. Не впечатлила только сценография. Девушки и один трансвестит варьете перьями и сверкающими костюмами создавали прекрасный фон, а вот задник, да и остальные элементы декораций могли быть поинтересней. 

Обилие вокальных вставок здорово увеличило хронометраж (почти до трех часов!) спектакля, хотя многие песни были чудесны и хорошо принимались залом. 

Самая большая удача постановки - это гениальная, высшей пробы актерского мастерства, игра Тимура Гарипова. Бесподобен и спекулянт с характерным одесским акцентом Столбик (засл. артист РБ Сергей Басов). 

Еще очень понравился ловелас Гравич (Антон Костин) - карикатурно страстный, томный, пластичный.  Впрочем, абсолютно все персонажи были сделаны «вкусно», было видно, что актеры играют пьесу с удовольствием и щедро делятся своим настроением с залом. 

Даже крошечные роли обрастали интересными пристройками и вносили весомую лепту в подаваемые смыслы вроде бы несерьезного сюжета. Например, хотелось бы отметить две из четырех ролей (уборщица, горничная, бармен, тюремный надзиратель) Дарьи Филипповой. В прологе ее уборщица тщательно чистит сцену - намек на чистки и репрессии тех лет. Но почему суровый надзиратель, затянутый в кожанку - хрупкая девушка? Это образ революционной России? Как в продолжении темы  некрасовской женщины - «Ей жить бы хотелось иначе, носить драгоценный наряд, но кони все скачут и скачут, а избы горят и горят...»? И когда вдруг в финале девушка распускает волосы и сладко затягивается сигаретой - понимаешь: вредных элементов с каждым днем в России становится меньше и виден, наконец, свет в конце туннеля. Как в сундуке актера Щукина. 

Спектакль получился прекрасный, чрезвычайно смешной, яркий, полный живого действия и одновременно некоторой жесткости, исключительно профессиональный, полностью оправдывающий высокий уровень главного русскоязычного театра нашей республики. Браво! 

Фото Булата Гайнетдинова.

Автор:Эмилия Завричко
Читайте нас в