Все новости
Культура
1 Апреля 2022, 13:48

Премьеры в Уфе: «Дни Савелия»

Смелый эксперимент НМТ с иммерсивным театром нашел теплый отклик в зрительских сердцах и стал революционным для профессиональной сцены государственных театров республики.

Роман «Дни Савелия» написал Григорий Служитель, талантливый молодой актер и режиссер СТИ, одного из самых достойных современных театров Москвы. Причем его дебютная книга была удостоена целого ряда престижных премий и быстро стала в России бестселлером. Почему? История Москвы и ее жителей, рассказанная обыкновенным котом, показывает жизнь мегаполиса с совершенно иного ракурса, и его философские рассуждения часто созвучны мыслям читателя. К тому же Савелий обладает тонким чувством юмора, а его речь порой «слишком кудрява» для примитивного обывателя. Но, конечно же, эта книга в первую очередь о людях, их мечтах и постоянном стремлении к счастью, о поисках смысла жизни и самой большой любви. 

Что такое иммерсивный театр? Это одна из форм интерактива со зрителями, когда стираются границы между сценой и залом, который максимально погружают в действие. Такие спектакли не только смотрят и слушают, а чувствуют всеми фибрами души, проживают. Английское слово immersive дословно переводится как «создающий эффект присутствия, погружения». Пробуя новый театральный формат в своих постановках, режиссеры старались задействовать все органы чувств: на некоторых спектаклях струились ароматы, созвучные действу, иногда зрителей даже угощали, участники постановок не сидели во время спектакля, как в традиционном театре, а путешествовали вместе с артистами в непривычных локациях. Такие постановки стали называться «бродилками» или квестами и главной их задачей стало сделать из пассивного наблюдателя активного участника действий. 

Но если в небольшом частном театре с ограниченным числом зрителей это сделать весьма непросто, но в принципе возможно (в репертуаре уфимского the ТЕАТР есть яркий пример «бродилки» - спектакль «Под одеялом»), то в государственном театре такие экспериментальные формы коммуникации с залом дело чрезвычайно хлопотное и непредсказуемое по кассе.

 И тут Национальный молодежный театр РБ им. Мустая Карима стал пионером. Что логично - кому, как не Молодежке прокладывать новые пути к сердцам своей целевой аудитории в привычном им формате интерактива и квеста?


История Савелия так зацепила худрука НМТ Мусалима Кульбаева, что он стал не только режиссером революционной постановки для Камерной сцены, но и сам написал инсценировку. Что, учитывая особый стиль книги, «если и не подвиг, но что-то героическое в этом есть», как говорил герой «Барона Мюхгаузена» Горина.


Спектакль решили ставить для Камерной сцены, но с ограниченным количеством мест, так как в других локациях Молодежного театра тоже все должны были как-то поместиться-разместиться. Билеты сделали дороже и переаншлаги двух премьерных показов 30 и 31 марта ясно показали, что цены молодежь не испугали. Тем более, сейчас у целевой аудитории НМТ есть Пушкинская карта, которую, увы, многие так и не «отоварили» в прошлом году и оставшиеся деньги на ней за 2021 г. списались. Сейчас баланс увеличен до 5000 рублей, правда, и он будет обнулен в конце года. Так что «Дни Савелия», смею предположить, обречены на аншлаги и даже острый дефицит билетов. 

Начинается история в прекрасном зимнем саду НМТ. В зеленой сценографии крошечного Эдема Савелия оживают его воспоминания о самых счастливых моментах жизни: рождении, маме, сестренках, первых добрых людях и главной любви всей его жизни.

Слушая монологи Савелия (Дмитрий Гусев), я искренне поражалась профессионализму актера. Как можно запомнить эти гигабайты литературного текста и ни разу не сбиться? При этом пробивать на искренние эмоции и эмпатию зрителей, работать в тандеме с партнерами по условной сцене.


В первый день премьеры Савелия играл Андрей Ганичев, и тоже, по отзывам коллег, был великолепен. 

Подруга Савелия Грета (Карина Фат-Ярмеева) была такой же красавицей, как и книжная Грета Служителя. В такую не влюбиться нереально!

С виртуальных облаков зеленого Эдема мы, вслед за актерами, спустились в преисподнюю - гардероб театра. Глава про зверское избиение беззащитного кота у Служителя озаглавлена «Это». Это абсолютное зло мегаполиса. Его немотивированная агрессия, страх и липкий ужас. Холодное керамогранитное пространство гардероба напоминало книжный кафель туалета парка, где пожилой садист с хореографической выправкой сладострастно измывался над беззащитным животным. Образ пожилого господина, созданный Асхатом Накиевым, был поразительно точным и мерзким. А сцена боя была такой реалистичной и жесткой, что я мысленно вздрагивала при каждом ударе, кожей до мурашек ощущая изумление и адскую боль Савелия: «За что?!!» Я до сих пор помню случай из детства. Когда парень-сосед с редким именем Лавр разрезал бутылочным стеклом живот беременной кошке, любимице всего нашего двора. Я не пошла смотреть на ее трупик, потому что думала, что не смогу жить с этим дальше. И тоже все думала: «За что??!!»

Но добра в жизни все-таки больше. Ее символическим воплощением стал дворник Асхат (Ринат Фатхиев) «со товарищи» гастарбайтерами. Небольшую роль Ринат сыграл на редкость филигранно и убедительно (монолог на киргизском - восторг!).

Кстати, многие второстепенные роли были великолепны: пес Людвиг (Ильяс Хасаншин), Боцман (Линар Ахметвалиев), еще одна роль Фатхиева - Хосе Игнассио...


Наше путешествие с котом Савелием прошло по красивым и практически незнакомым даже опытным театралам местам НМТ. Холл с фонтанчиком, локация над зимним садом, мансардный холл с огромными панорамными окнами, другие милые и уютные уголки Молодежного театра... Променад, погружая нас в странствия Савелия, по пути знакомил с редко посещаемыми локациями лабиринта закулисья. 
Закончили мы «бродилку» в Камерном зале, на заднике которого зажигались окна многоэтажек, а в центре расположилась затейливая кошачья конструкция котокафе, последнего приюта главных героев.
В финале у многих зрителей на глазах блестели слезы, но он все равно был теплым и светлым, как многие персонажи этой замечательной постановки.


Автор:Эмилия Завричко
Читайте нас в