Все новости
Культура
18 Декабря 2023, 09:24

В уфимском «Молодежном театре» состоялась блистательная премьера пушкинской сказки о царе Салтане

18 и 19 декабря в Национальном молодежном театре РБ им. Мустая Карима проходят премьерные показы спектакля «Играем Пушкина: царевна Лебедь». Режиссер-постановщик Ольга Мусина.

 В официальной версии всем знакомая сказка Александра Сергеевича называется так: «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди». Почему же в НМТ  самое длинное название «солнца русской поэзии» изменили? Во-первых, сам поэт неоднократно менял название  сказки, а после его смерти издатели дополнительно раскрывали в заголовке основные сюжетные линии и характеристики главных героев, в результате чего название стало похоже на лубок, славянского прародителя комиксов. Во-вторых, постановочная труппа НМТ отразила в своем варианте основную идею постановки. В веселую, полную доброго юмора сказку актеры с удовольствием играют, причем так же легко, вкусно и озорно, как писал ее Пушкин. И она получилась невероятно светлой, полной воздуха и прозрачно-невесомой, как лебединое перышко.
В «Царевне Лебеди» есть всё: и любовь, и путешествия, и чудеса, и даже коварство. А главное — доброта, справедливость и невероятное очарование.

 Некоторые литературоведы утверждают, что каждый герой сказки — это глубокая метафора политических событий того времени. Ткачиха — это символ Англии, где процветали мануфактуры и было развито ткацкое производство, повариха — Франция, родина кулинарных изысков, сватья Бабариха — Австрия, которая активно занималась венценосными браками и исправно поставляла во все государства невест из знатных родов. Царя Салтана олицетворяют с русским народом, а его чудо-сына богатыря Гвидона — с могучим и великим русским языком. Царица, жена Салтана — это душа русского народа, а царевна Лебедь – душа русского языка.Которую и сейчас стаи заморских коршунов выклевать-уничтожить под корень мечтают. Так что акцент НМТ в названии на волшебной птице актуален, как никогда. 

Беспримерная гибкость и подвижность пушкинского слога — настоящее сокровище живого слова, это наше все. Действительно ли Александр Сергеевич зашифровал в сказке так много смыслов? Или просто азартно соревновался в Михайловском с Жуковским на «слабо» — кто фольклорные мотивы круче обработает? Шутил, пародировал, иронизировал, немного хулиганил и при этом случайно и играючи родил немеркнущий шедевр… 

 Сценография идеально соответствует и пушкинскому тексту, и задаче режиссера. Художник-постановщик Юлия Гилязова не стала перегружать пространство многоцветьем, интерьерными деталями и расписными теремами-кораблями-дворцами. Лаконичный минимализм прост, как все гениальное. Внутри сцены выстроено, как это бывает в постановках кукольных театров, отдельное «государство в государстве» с полупрозрачными белыми боковыми кулисами, задником и композиционным центром футуристической декорации, чем-то похожим на сцену. Из этой локации взлетает лебедь, конструкция визуально приподнимает отдельные сцены, здесь три сестрицы мечтают о замужестве, отсюда же уходят в пучину морских вод оболганная царица с сыном. Элементы театра теней на заднике наполняют действо магией и ожиданием чуда. На полотнах кулис трепещут и мерцают холодными сине-сиреневыми оттенками блики водной глади. Это бесконечный, как космос, талант Пушкина.

Костюмы тоже выдержаны в светлой гамме. Белый — символ чистоты, невинности, открытости, высшей духовности, добра. Он вдохновляет и внушает надежду, а еще изначально гасит визуальный шум. Белые рубахи и сарафаны украшены изысканной красной и охристой отделкой, в оторочке сарафанов, кокошника Ткачихи есть намек на лоскутное буйство палитры  печворка, но главенствует в общем решении белоснежный цвет. Его органично дополняют отдельные роскошные детали. Например, сверкающие самоцветами и золотом короны, бармы, сапоги. Театральная метка несказанных богатств и сокровищ сюжета. Такое художественное оформление во главу угла ставит яркий и образный пушкинский текст. 

 Салтан у Андрея Ганичева получился жертвой абьюзивных родственных отношений. Нетрафаретный и симпатично- смешной. Как всегда, интересный рисунок роли получился у Светланы Бронниковой (жена Салтана). Ее героиня — трогательная, комичная, иногда до слез пронзительная. Гвидон (Дмитрий Гусев) был введен в роль незадолго до премьеры из-за травмы ноги предыдущего Гвидона (проклятый гололед!), но блестяще справился с режиссерской задачей. Его мстительный богатырь комаром-мухой-жуком летал по сцене и нещадно жалил зловредных родственниц. Ну а настоящим украшением спектакля стала, конечно, царевна Лебедь (Юлия Абрарова) —каноническая русская красавица-блондинка с голубыми глазами, великолепно поющая, нежная и грациозная.

В сказке многие актеры примеривают на себя сразу несколько образов. Здесь все играют всех! Очень понравились и повеселили купцы (Ренат Фатхиев, Влад Нурисламов, Ильгизар Кудашев ), они же бояре, они же 33 богатыря. Зал от души хохотал над их феерическими перевоплощениями и пристройками ролей.

Только после спектакля я узнала, что Бабариха (Людмила Воротникова) играла премьеру со сломанной рукой! И КАК играла! Практически как в известном афоризме: «Артист имеет право не выйти на сцену, только если он мертв». Кстати, режиссер Ольга Мусина тоже стала жертвой гололеда и репетировала сказку со сломанной ногой. А накануне премьеры написала веселые стихи, полные самоиронии и приоткрывающие нервную и крайне напряженную обстановку закулисья накануне генерального прогона:

 «Вот и будни пролетели,
Выходной, конец недели,
А у нас Премьера впереди!
Рук и ног не покладая,
Трудимся и ожидаем,
Что шедевр на сцене создадим. Режиссёр всех задолбала-  
Сказку что ли не читала? -
В чем там смысл и сколько лебедей?! Без разбора, без дороги
Мы ползем, ломая ноги
И теряя на ходу людей.
Лебеди крылами машут,
Бабариха рядом пляшет
И царит в репзале беспредел.
Вот Гвидон упал, хромает,
Режиссёр нам мозг ломает,
Пушкин на афише обалдел.
Зашивается пошивка,
Чтоб не сделали фальшивку,
На примерки ходим день и ночь,
Вот на записи фальшивим,
И хормейстер активно машет,
Но, увы, не может нам помочь.
Всех снабженец кроет матом, 
Но бухгалтера нет рядом, 
Режиссёр опять вещает бред. Бутафоры всех добили-
Чудо -белку смастерили,
И страшней той белки в мире нет.
К финишу идём отважно,
В чем там суть - уже не важно,
К творчеству открылся аппетит.
Верим - сцена нам поможет,  
Зрители оценят тоже,
Но вот Пушкин точно не простит!»

 Мне посчастливилось во время гастролей «Сатирикона» в Уфе услышать «Сказку о царе Салтане» в великолепном исполнении Константина Райкина. Он рассказал ее во второй части своего моноспектакля, а на пресс-конференции поделился с журналистами, почему именно она вошла в спектакль для взрослых: «Баланс и борьба между добром и злом происходит постоянно. Хорошая классика всегда попадает в проблему времени. Нет такой проблемы у нас сейчас в  стране, которая бы не была отражена в  творчестве Пушкина. Почему я включил эту сказку в концерт? Она очень игровая. Это огромный, роскошный материал для актера.  Пушкин сам ведь был пламенный, веселый, впечатлительный, влюбчивый, доверчивый, живущий фантастически свободной внутренней жизнью человек. Нельзя к нему относиться как к идолу. Когда работаешь с его необыкновенными произведениями, надо попытаться встать с ним вровень. И даже похлопать его по плечу. Молясь, как на солнце, вряд ли получится облечь стихи поэта в достойную гения форму».

 В НМТ так и поступили. И получился созвучный пушкинскому слогу эфемерно-воздушный, музыкальный спектакль, волшебный и удивительный. Достойный подарок зрителям к Новому году. 

Правда, билетов в кассе на ближайшие показы давно нет. Но настойчивым всегда везет. Этот спектакль вневозрастной и будет интересен абсолютно всем!

Автор:Эмилия Завричко
Читайте нас в