Все новости
Субъективно
16 Ноября 2016, 16:04

Бонни и Клайд из Пскова: несчастные люди или заигравшиеся дети?

Кто виноват в трагедии с двумя псковскими школьниками?

В декабре обязательно будут говорить, что это год такой - и пусть он быстрее заканчивается. Действительно, есть за что его гнать: проблемы детских и подростковых суицидов так ярко заявили о себе, как будто раньше их не было. В череду трагических историй, чьих героев понять безумно сложно и необходимо, попало самоубийство псковских 15-летних подростков - Дениса и Кати, снимавших часть предшествующих событий на видео и транслирующих его в "Перископе".


Фото: соцсети


Нам 15 лет, мы дети. Мы убежали из дома. К нам приехали менты. Мы начали стрелять в них, потому что они разрешили нам. Мы жили спокойно вдвоем, никого не трогали. (здесь и далее цитаты из видеотрансляции)

Трагедия произошла в посёлке Струги Красные Псковской области. Как сообщает портал "Спутник и Погром", подростки сбежали на дачу к отчиму Кати. Через несколько дней от скуки вскрыли ножом сейф, в нем обнаружили алкоголь, сигареты и оружие.


Мой отчим типа спецназовец, фсбшник, охотник. Мы взломали сейф вот этим ножичком, а там сюрприз.

Когда на дачу приехали мать и бабушка Кати и попытались забрать ее домой, Катя взяла в руки нож - мать его вырвала, порезав Кате руки. Денис потребовал оставить их в покое и в какой-то момент выстрелил Катиной матери в бедро из пневматики.


Дениска за меня вступился. Он предупреждал. Что нам еще оставалось? А потом полицейские подъехали — и понеслось.

Подростки включили трансляцию в "Перископе", чтобы показать друзьям, в какую ситуацию угодили, а для бравады постреливали из окна по пустой полицейской машине, стоявшей у входа на дачу. Двухчасовая трансляция показала новоявленных Бонни и Клайда скорее растерянными, неумело курящими сигареты и бросающими своим зрителям цитаты про то, что "русские не сдаются".


То чувство, когда в 15 лет знаешь, как заряжать уже все.

Когда спецназ штурмом взял дом с применением свето-шумовых гранат, школьников обнаружили "мертвыми с огнестрельными ранениями", хотя в последней трансляции подростки сказали, что сбросили все оружие в окно: "Ножи тоже. Так что покончить с собой мы не можем". По предварительной информации, они покончили с собой. В ближайшее время состоится судебно-медицинская, а также посмертная психолого-психиатрическая экспертизы.


— Два человека осталось в трансляции. Если сдаваться — будет жесть. Мы много делов натворили. Мы разбили окна. Машину ментовскую разнесли в пух и прах. Взломали дом.

— Прострелили ногу маме. Сняли погоны. Испортили имущество. Но никого не убили.


Фото: скриншот видеотрансляции в "Перископе"


Извечный русский вопрос "Кто виноват?" повис так многозначительно, что СМИ уже второй день захлебываются. Уже успели последовать традиционные заявления, от которых ни горячо, ни холодно: запретить интернеты, игры - вот это вот все. Мол, вот он - корень всех бед.



За истерией, культивирующей мнение о том, что жить в таких чудовищных условиях современной России дальше просто невозможно уже не только взрослым, но и детям, подросткам, большинство уже не обращает внимания на самих школьников, заваривших кашу. На девчонку, которую дома бил отчим-силовик и третировала мать (перед побегом родители ее избили), и мальчишку, который ради этой девочки готов на всё.


— Уже в Москве знают, что мы стреляем по копам. Приедет «Соболь», и будут нас штурмовать.

— И в связи с этим нас убьют. Та-да!

— Зато я впервые попил Red Label!

Так кто виноват, дорогой читатель? Родители, чье поведение скручивает детей в бараний рог? Трудные подростки, которые насмотрелись боевиков, наигрались в компьютерные игры и внезапно потребовали адекватного отношения к себе? Полиция, которая не смогла по-человечески поговорить с ребятами и объяснить, что взломанный сейф, пробитая пулями пустая машина и даже простреленное бедро - это совсем еще не конец, и тем более не конец света.

Или это просто год такой?..


Мы жить будем так, как мы хотим. В этом прикол. Нас не переубедить.

Мне кажется, что если мы сдохнем, то мы друг друга в другой жизни найдем.