Все новости
Субъективно
21 Ноября 2016, 16:09

У нас в классе много таких же, как я … ненормальных

После псковской трагедии педагог из Тюмени Марина Солотова написала в соцсетях пронзительный текст. На сегодняшний день он собрал более 5 тысяч лайков и более 3,5 тысячи перепостов. Это ли не доказательство того, что слова Марины тронули аудиторию, задели за живое, и люди с ней во многом согласны. Мы решили познакомить вас с этим текстом. Да, он очень большой, но такой важный. Возможно, дочитав до конца, вы поймете, что все, что сказала Марина, это про вас. И найдете ответ на самый главный вопрос.

«Мой стаж работы с подростками – 36 лет. То есть начинала я в далеком 1980 году. Поэтому мне есть, что рассказать о наших детях – и тех, кто давно уже не дети, и тех, кто пока еще в возрасте, который принято называть «трудным».


В далеких 80-х мы с моими тогдашними ребятами ставили спектакль, который назывался «Трудное детство». Сценарий писали сами. Говорили про школу, семью, несчастную любовь - про все, что делает детство трудным. Так вот. Можно брать сценарий и ставить спектакль завтра. Ничего не изменилось, кроме разве что появления соцсетей. Но главное остается главным. В том нашем спектакле была сцена о детских самоубийствах. Мы серьезно изучали материал. Читали записки, которые оставляли ребята. Разговаривали с теми, кого удалось спасти. Ни один из них не собирался на тот свет по-настоящему. По тогдашней статистике большая часть самоубийств приходилась на время с 18 до 19 часов. Они знали, что родители с минуты на минуту вернутся с работы. И думали, что мама с папой успеют, а заодно поймут, что надо что-то делать. Мы читали эти записки со сцены. И поняли одну очень простую вещь. Мы заканчивали эту часть спектакля словами, которые я помню 30 лет: «Если бы мы называли настоящую причину ухода из жизни, звучала бы она примерно так: «Мне не хватало любви». Любите нас живыми».


Сегодня ничего не изменилось. НИЧЕГО.

Тем, кто во всем обвиняет плохих дяденек из контакта, которые толкают наших детей на этот шаг. Я спросила сегодня ребят, если бы у них была возможность вместо зависания вконтакте провести это время с родителями, что бы они предпочли. Можете мне не верить. Но 7 человек из 7 сказали, что выбрали бы родителей. Правда, с оговоркой: «Смотря что делать». Они хотят гулять с нами в парке. Читать вслух книжки. Играть в «Монополию». Готовить необычный ужин. Смотреть кино. Монтировать домашнее видео. Слушать рэп. Разговаривать про любовь и слушать истории, как мама познакомилась с папой, хоть сотый раз. Они не хотят отчитываться об оценках в школе!


Несколько историй. Настоящих, из жизни. У меня есть ученица, которую бьют за четверки. Родители считают, что она должна быть отличницей, потому что может, и свои ресурсы надо использовать по максимуму. В сентябре девочка потеряла ключ и не смогла вовремя вернуться домой. А телефон забыла дома. Так бывает. В результате её наказали. В течение месяца она могла выходить из своей комнаты в трех случаях – в школу, на кухню и в туалет. Книги и компьютер забрали. Телефон тоже. Что делать надо было ребенку, знаете? Вот и я не знаю. Мы провели журналистский эксперимент и позвонили с этим вопросом на телефон доверия. То есть поставили на громкую связь и слушали, как девочка рассказывает эту историю тому, кто считается психологом. Слукавили только в одном: девочка сказала, что она сейчас наказана, что идет вторая неделя. «Что мне делать?» - плакала девочка. Она правда плакала, потому что история все еще её не отпускает.


Та, которая считается психологом, на другом конце провода тупо наезжала на ребенка. «А как ты учишься? А ты позвонила маме, сказала, что потеряла ключ? Ну и что, что забыла телефон – можно у подруги попросить. А в школу ходишь? Ну вот, а говоришь, что никуда не отпускают!» Потом та, которая считается психологом, просто ушла. Ну просто взяла, положила трубку на стол и ушла, мы слышали стук каблуков. Через несколько минут она вернулась и спросила: «Ты еще здесь? Ну… попробуй поговорить с родителями. До свидания.»


… У меня есть мальчик, который весь прошлый год делился с ребятами настоящей трагедией: постоянные конфликты родителей. Они ссорились каждый день. Громко. Мама даже на месяц уходила. А в апреле мама позвонила мне и сказала, что следующий месяц мальчик ходить на занятия не будет, потому что у него тройка по геометрии. Я не выдержала. Я сказала маме, что она пытается лишить ребенка единственного места, где ему интересно и где его слышат. Что трудно учить геометрию, когда за стенкой два одинаково любимых человека орут друг на друга матом. Что пусть себе не ходит, если вместо наших занятий он пойдет с папой в спортзал. И много что еще сказала. Мама услышала, слава Богу.


Я могу рассказать еще с десяток-другой таких историй. Историй про вполне благополучные с виду семьи.
Да, и мы видели своих родителей по полчаса в день. Но у нас не было дяденьки из контакта, который раздает рецепты. А у наших детей он есть. И пока наши дети нужны этому дяденьке больше, чем нам, он будет нас побеждать. Потому что ему пофиг, какую оценку получил мой ребенок в школе. Потому что у него хватает времени разговаривать с ребенком так, что ребенок убежден: его понимают. Потому что пока мы с вами сокрушаемся по поводу этого дяденьки в фейсбуке и призываем его четвертовать, другой такой же дяденька уже регистрирует страницу и начинает дружить с нашими детьми. Ключевое слово – ДРУЖИТЬ.


Им правда не хватает любви. И общения. Не про школу – они вообще не любят про нее говорить. Потому что убеждены ,что нас не волнует ничего, кроме оценок. Которые на самом деле ровным счетом ничего не значат.


… Родители обязаны читать страницы в соцсетях своих детей. Что хотите говорите мне про доверие, про то, что вы и так все знаете, что он вам доверяет. Попробуйте под другим именем зарегистрироваться вконтакте и напроситесь к ребенку в друзья. Много нового узнаете, правда. Только если вы умный родитель, вы не будете использовать эту информацию в формате: «Я все знаю, лучше бы ты посуду помыла, прежде чем …. (далее – варианты)» . Вы просто будете знать и делать выводы. И грамотно действовать. А тем, кто отстаивает право детей на тайну переписки, отвечаю: мы на войне с дяденькой, а на войне все средства хороши. Только побеждает тот, у кого тактически все грамотно.


Если вы хоть раз в случае публичных разборок заняли не сторону ребенка, а противоположную, он не будет вам доверять. Никогда больше. И не придет за помощью в случае необходимости. Не прав? Бывает, и нередко. И тогда мы говорим учительнице, которая ругает ребенка при вас: «Спасибо, Марьванна, до свидания». А дома, наедине, пытаемся понять: почему?!


Я не говорю о вседозволенности. Я говорю о недостатке внимания. Внимания много не бывает. Чрезмерная опека – бывает. Желание прожить вместо ребенка его жизнь – бывает. Желание выдрессировать – бывает. А внимания не бывает много! Не надо путать внимание и рабство. Ребенок должен быть уверен: его любят любым.


… Они могут жить без соцсетей. На выездах мы всегда проводим такую штуку: в первый день просим сдать телефоны всего на ночь. Говорим: завтра утром заберешь. Честное слово, забывают забрать до конца смены.


Человек уходит из жизни, когда он перестает чувствовать и понимать её ценность. Не жизни вообще, а собственной. Перестает понимать, что он нужен. Даже если он остался на второй год. Даже если он украл в магазине шоколадку. Даже если он не поступит в вуз. Даже если он не моет за собой посуду. Все равно нужен.


Из уст моих ребят:

… я плохой сын, потому что у меня 3 по физике

… я мечтаю стать режиссером, но мама говорит, что я не поступлю ни за что

… у нас в классе много таких, как я - ненормальных

… я попросила маму помочь, а она сказала, чтобы я сама решала это проблему, потому что уже взрослая

… отчим меня наказал за то, что я разговаривал с папой по телефону


И последнее. За все, что происходит с нашими детьми, несем ответственность мы, родители. И никто больше».