Все новости
Субъективно
7 Июня , 12:26

Простая психология: о личном пространстве

"Молодежка" гордится многолетней дружбой с Елизаветой Вайман, психиатром с более чем 40-летним стажем, заслуженным врачом РБ, которая после оглушительной победы в нашем литературном конкурсе "Премьера" стала внештатным корреспондентом "МГ" и вела колонку "На приёме у доктора Вайман", писала статьи на другие злободневные темы. В течение последних десяти лет Елизавета Натановна живёт в Германии, но остаётся большим другом и внештатником "Молодежки". Пишет нам "Записки из немецкой провинции" и периодически участвует в рубрике "МГ-онлайн", отвечая на письма читателей.С нашим земляком из Канады Тимуром Гагиным, доктором психологических наук, одним из самых известных в России тренеров НЛП, автором восьми книг по практической психологии её связывает многолетняя житейская и творческая дружба. Елизавета Натановна писала комментарии к некоторым его книгам. В настоящее время они работают над совместной книгой, где она выступает не как профессионал-психиатр и психолог, а как мудрая женщина, ищущая, несмотря на свой жизненный опыт, ответы на извечные вопросы, которые задаёт нам жизнь. Мы продолжаем публиковать некоторые главы из будущей книги.

Недавно бродила по крупному торговому центру в поисках подарков детям. Надо признаться, шоппинг - это не моё. Вопреки общепринятому мнению о том, что беготня по магазинам полезна для здоровья, психотерапевтична и даже может заменить собою спортзал, шоппинг вызывает у меня чаще всего какое-то глухое раздражение. Но всё же в больших торговых центрах просыпается во мне некое подобие робости, смешанной с уважением. В таком центре можно прожить довольно долго, не испытывая недостатка ни в чём необходимом. Хочешь купить еду или косметику, одеться по сезону, сходить в парикмахерскую, купить путёвку в круиз, посетить окулиста, приобрести цветы и посидеть в кафе у фонтана? Просто перейди с этажа на этаж – и всё к твоим услугам. Всё, но не так необходимые мне сейчас подходящие презенты.
Вяло полемизируя сама с собой на эту тему, я зашла в одно из многочисленных кафе, чтобы отдохнуть и выпить кофе. Свободных мест не было. Вернее, они были, но по нынешним карантинным правилам в Германии, связанным с пандемией коронавируса, за столиком могут сидеть, соблюдая дистанцию, только два человека. Однако две немолодые дамы, сидящие перед неначатым мороженым и о чём-то вполголоса спорящие, приглашающе помахали мне.
Как только я присела на свободный стул и заказала кофе, одна из женщин участливо спросила: «Устали? Купили, что хотелось?». Услышав, что я ищу подарки детям, обе дамы тяжело вздохнули. «Не ищите, всё равно не угодите, - заметила одна из них, - лучше денежку подарите, молодежь сейчас очень разборчивая и умная, вот мы как раз с подругой и говорим, что внуки себя умнее нас считают». И мои визави поведали мне старую, как мир, историю, что внуки не считаются с мнением стариков, даже самых современных, на всё один ответ: «сейчас всё по-другому» и «не вмешивайся в моё личное пространство».
Я в ответ проговорила уже заезженную фразу о том, что повзрослеют – поймут, ещё что-то насчёт юношеского максимализма, поблагодарила обеих дам и пошла искать презенты дальше. Однако энтузиазма поубавилось, что-то зацепило в состоявшемся только что разговоре. Навряд ли это в связи со словами о внуках, не желающих слушать советы. Никакой Америки они мне не открыли, сама знаю и стараюсь адекватно на это реагировать. Дело, наверное, в словосочетании «личное пространство», которым в последнее время не оперирует только ленивый. Совсем недавно долго дискутировали по вотсапу с друзьями из другого города по этому поводу. Дружим давно. Нина - врач, Виктор - нейрофизиолог, учёный. В общем, оба вполне продвинутые, состоявшиеся и в профессии, и, как говорится, в личной жизни люди. И семья у них хорошая, дружная. Дочь и зять успешные предприниматели. Выросли умницы-красавицы внучки. Так в чём же проблема? Для кого-то, может, её и нет. Но для родителей (они же дедушка и бабушка), которые привыкли принимать активное участие в жизни всех членов семьи, надо сказать, участие действенное и рациональное, такая проблема стала достаточно значимой.
Они привыкли нести ответственность за всё, что происходит в семье дочери, помогать во всём. А им деликатно, но настойчиво предлагается больше времени уделять своему здоровью, приятно проводить досуг и не беспокоить молодых членов семьи ненужным участием. «Но ведь мы можем, - сокрушаются мои друзья, - можем и хотим разделить с ними житейские проблемы, поддержать. А нам говорят о границах личного пространства. Какие границы в семье?!».
Возможно, покажусь ретроградом, но в данной ситуации я, скорее, на стороне старшего поколения, чем дочери-психолога. Почему бы не увеличить степень допуска «стариков» к семейным проблемам, чтобы они, как и прежде, чувствовали свою причастность к тому, что происходит с их любимыми детьми и внуками. Написала «они», а имела в виду «мы», потому что в моей семье, как и во многих семьях, в какой-то степени такая же ситуация.
Я, конечно, за то, чтобы у каждого человека было своё личное пространство. И физическое, и психологическое. Пусть у каждого будет своя собственная территория в сколько-то квадратных метров, своё личное мнение и свои проблемы, которые, как правило, легче разрешить с помощью близких. Но испытываю некий дискомфорт, когда кто-то начинает манипулировать этим понятием, начиная просто таки с шашкой наголо отвоёвывать себе положение в семье или в коллективе. Такие «боевые действия» по сохранению собственного личного пространства могут привести к весьма разрушительным последствиям.
Одна из моих знакомых очень любила фразу «поставить на место» и часто пользовалась ею, рассказывая о своих взаимоотношениях с коллегами, а чаще всего - с семьёй единственного брата. «Я их всех поставила на место, - с гордостью повторяла она, - пусть не лезут не в свои дела, я знаю эту жизнь лучше, чем все они, вместе взятые». Мы не виделись несколько лет. Когда повстречались и разговорились, оказалось, что все эти годы они с братом не разговаривали, поссорившись однажды. Теперь она бы и не против возобновить отношения, но брат недавно скончался от повторного инфаркта, а племянники не хотят её видеть. Думаю, что от того, что два родных человека потеряли друг друга в этой жизни, не выиграл никто. Всё же границы личного пространства, особенно в семье, лучше обговаривать с близкими. «Организовывать», как недавно удачно сказала по этому поводу моя давняя знакомая.
И вот ещё, на ту же тему. В последние годы, вернее даже десятилетия, теория личного пространства прочно заняла довольно пространную нишу в психологии личности. Так и называется «психология личного пространства».
Предполагается, что человек должен уметь ответить отказом на любую просьбу, если она не соответствует его желаниям или намерениям. Тот, кто соглашается выполнять нежелательные действия, наносит себе непоправимый вред и может даже заболеть. Кто бы спорил! Теоретически всё так. А в обычной жизни да с нашим российским менталитетом?! Мне (да и любому из нас) приходилось встречаться и с теми, кто, как говорится, открыт для общения, готов бескорыстно прийти на помощь, и с теми, кто не сделает и шага навстречу чьей-то просьбе, если это не очень совпадает с его намерениями в данной ситуации. В конце концов, такие полярные понятия, как альтруизм и эгоизм, бескорыстное служение и корыстолюбие, филантропия и мизантропия никто не отменял.
Может я так горячусь потому, что сама не умею, да и не хочу, отказывать кому-то в желании «выговориться», попросить совета, оказать содействие в чём-то. Частично это, наверное, связано с неслучайным выбором профессии. Да и в какой-то степени с тем, что получаю удовольствие от того, что могу сделать что-либо хорошее, даже если из-за этого что-то недочитаю, когда-то недосплю. Не ставлю это себе в заслугу. Большинство тех, кого я знаю, живут по тем же принципам. И отодвигают свои проблемы на второй план, помогая кому-то и считают себя «в ответе за тех, кого приручили» (вспомним известную цитату Сент-Экзюпери), и говорят себе периодически «я должен» вместо « я хочу».
Мне всегда казалось, что эти принципы – из области положительных человеческих качеств. А тут недавно взрослая дочь моих знакомых, девица вполне себе рациональная, но не чуждая когда-то способности сопереживать и готовности бескорыстно помогать окружающим, после посещения серии тренингов личностного роста заявила родственникам и давним знакомым, что она не намерена более растрачивать себя и жить по указке родителей и мужа, а будет повышать свою самооценку и оберегать своё личное пространство. «Человек должен постоянно стремиться к самопознанию. Но пока вы разруливаете чужие проблемы, ваши собственные остаются нерешенными», - декларирует она знания, полученные на тренинге. Пытаюсь с ней спорить. Но она называет меня человеком-жертвой, потому что я (как и её родители, кстати) порой «жертвую» своим личным временем и возможными удовольствиями ради других. Ну, и кто же из нас прав?!
Подготовила публикацию Эмилия Завричко.