Все новости
Субъективно
6 Августа , 13:27

Простая психология: кризис среднего возраста или почему иногда хочется все бросить и уехать куда-нибудь

Елизавета Вайман, психиатр с более, чем 40-летним стажем, заслуженный врач РБ, в течение последних десяти живёт в Германии, но остаётся большим другом и внештатником "Молодежки". С нашим земляком из Канады Тимуром Гагиным, доктором психологических наук, одним из самых известных в России тренеров НЛП, автором восьми книг по практической психологии её связывает многолетняя житейская и творческая дружба. В настоящее время они работают над совместной книгой, где она выступает не как профессионал - психиатр и психолог, а как мудрая женщина, ищущая, несмотря на свой жизненный опыт, ответы на извечные вопросы, которые задаёт нам жизнь. Мы продолжаем публиковать некоторые главы из будущей книги.

Я всё: «Эдик- Эдик», а он вот уже какой – целый Эдуард Николаевич, мужик... Это я про сына моих хороших знакомых, которого вижу не столь часто и, может, поэтому не замечала, что он, как сказали бы в Одессе, таки немножечко вырос. Эдику сейчас 38 лет. Он успешный предприниматель. Как менеджер – грамотный и основательный, знаю из достоверных источников. Да и просто глядя на Эдика, можно заключить, что у этого в меру модно одетого, красивого, чуть полноватого, но, в целом, спортивного мужчины жизнь удалась.

К своему благополучию Эдуард шёл сам. Родители дали ему возможность получить первое высшее образование, но после этого, уже работая, он получил еще два высших образования. На недоуменные вопросы не только приятелей, но и родственников отвечал коротко: «мне так нравится» и продолжал отказывать себе в удовольствии хоть иногда предаваться сладкому безделью. Женился Эдик довольно рано, но успешно. Девочка из очень обеспеченной семьи, но, не по законам жанра, практичная, умная и очень по-женски мудрая. Она тут же включилась в осуществление планов Эдика по становлению бизнеса и семейного благополучия, уступив ему пальму первенства во многих вопросах и родив двух замечательных детей, не обременяя при этом мужа бессонными ночами по уходу за ними. В общем, насколько я знаю, всё сложилось как нельзя лучше. Поэтому, когда мама Эдика посетовала на то, что сын последнее время «как-то сник» и спросила, не могу ли я ему помочь, я удивилась. Чем могу я помочь такому успешному и внешне, по крайней мере, довольному жизнью молодому человеку? Однако согласилась «просто поговорить один раз и что-то посоветовать».

И вот мы сидим с Эдуардом Николаевичем в довольно уютном кафе и мирно беседуем на основную тему сегодняшних дней - о коронавирусе. Конкретно и направленно о чём-то спрашивать опасаюсь, так как не знаю пока, пришёл он просто потому, что мама попросила или правда нуждается в помощи. Тем более, что я полагала встретить парнишку-ботаника, которого видела мимоходом немногим больше десяти лет тому, а передо мной сидел зрелый импозантный мужчина. Всё же удалось перевести беседу на угрозу со стороны пандемии бизнесу вообще и среднему бизнесу в частности, а потом исключить пандемию из разговора. Эдик, видимо, пришёл по настоянию матери, потому что он как-то болезненно поморщился, оставшись один на один с вопросом о настроении. Однако, поняв, что «сопротивление бесполезно», взглянул мне прямо в глаза и вздохнул: «Вот с настроением-то как раз и проблемы». «Что-то не так на работе?»- я сделала непонимающее лицо. И Эдик, как-то неловко улыбнувшись, рассказал мне незамысловатую на первый взгляд историю.

Если коротко и только по существу, то дело в том, что Эдуард всегда и во всем придерживался правил, им же для себя и сформулированных: «ты должен», «надо-сделай». Закончил университет с красным дипломом, предложили аспирантуру по гуманитарной специальности, но он отказался. Для задуманного уже тогда своего дела нужны были знания по экономике и юриспруденции и Эдик стал работать, обучаясь параллельно сначала на экономическом, потом на юридическом факультете того же университета. Друзья крутили пальцем у виска и отправлялись со своими девушками отдыхать в тёплые края или на горнолыжные курорты. Эдик не был затворником или сухарём, но мог позволить себе лишь несколько дней бездумного существования и то, желательно, находясь с рабочими вопросами в режиме он-лайн. Работа и очередная учёба превалировали надо всем. «Наверное, если бы нас не познакомили с Олесей, так бы до сих пор и не женился»- усмехается Эдик. Олеся – это его жена. Не первая, как можно было бы предполагать у такого системного молодого человека, любовь. Пожалуй, не вторая тоже. Влюблялся Эдик, с его слов, легко и часто. Но девушки не выдерживали напряжённого ритма и некоторого аскетизма его жизни и как-то незаметно исчезали. А вот Олеся поняла и всё приняла, как есть. «Мне с ней легко, мы понимаем друга... Во всяком, случае, понимали...». «Почему в прошедшем времени?». «Не знаю. Что-то изменилось, даже не заметил-когда». «У тебя кто-то появился?» .«Конечно, нет. Просто жизнь какая-то ... Всё одно и то же. Каждый раз думаешь, вот сделаю что-то, достигну чего-то и будет мне счастье. Достигаешь, сделаешь, а счастья нет. Может, бороться за место под солнцем устал. Мне тридцать восемь, а чувствую себя на шестьдесят». «Но ты много успел. Немногие в твоем возрасте имеют такой статус». «А дальше что? Выше прыгнуть не получится. Да и не хочется уже. Такое желание часто стало появляться-всё бросить и уехать куда-то. Только ответственность за детей и Олеську мешает. И маму жалко...». «А что, действительно мог бы уехать, оставив работу и семью?» «Один раз чуть не сделал это. Да дочка вдруг заболела сильно, не бросишь же. А потом вот карантин начался, так и остался. А то бы наделал глупостей».

Очень мне не понравился Эдик-Эдуард во время той беседы. Чувство загнанности, несвободы - оно, конечно, угнетает. Произошла переоценка ценностей. Может, виноват пресловутый «кризис среднего возраста»? Рановато немного, ведь ещё и сорока нет. Хотя сейчас все процессы идут ускоренным темпом. Да ещё и ситуация с коронавирусом и особенности жизни в условиях пандемии. Эдик-то, с его слов, вывел свое предприятие из кризиса с наименьшими потерями для бизнеса. Но сам он, похоже, утратил радость жизни. Нужна какая-то встряска, какая-то новая мотивация для того, чтобы «кризис среднего возраста» не перешёл в настоящий, большой кризис личности, из которого бывает трудно выйти без определённых потерь. Хотя и к «новой мотивации» надо подходить с осторожностью. Надеюсь, что Эдуард не заведёт романа «на стороне» и не начнет пить больше обычного. И не начнёт метаться из стороны в сторону или из страны в страну, как Гера, сын моего старого приятеля.

Когда-то Гера, не найдя после окончания технического ВУЗа подходящей работы, вспомнил про еврейскую бабушку со стороны матери и уехал по линии еврейской эмиграции в Германию. Легко пережил по молодости лет тяготы первых лет эмиграции, устроился работать почти по специальности-программистом в небольшую туристическую фирму. Через 10 лет он был уже совладельцем этой фирмы и зятем её владельца. Всё складывалось как нельзя лучше. Но вдруг Гера заявил, что ему всё надоело и он хочет вернуться в Россию. Жена сначала приняла эту новость в штыки, но увидев, как мечется и тоскует её любимый муж, решила ехать вместе с ним (благо русский язык был ей знаком- родители приехали в Германию из Омска). Но на всё, что связано с переездом и началом новой жизни в другой уже стране, нужны были деньги. Гера решил продать свою долю в семейном туристическом бизнесе. Отец Ольги, он же основной владелец фирмы, воспротивился. Много было ссор, переживаний, неприятных слов, сказанных по этому поводу. Но как-то всё устроилось и Гера с женой и сыном- школьником приехали в живописный приволжский город, где жил однокурсник Геры и где ему предложили работу.

Адаптировались по-разному. Ольга, вообще не имевшая представления о жизни в российской глубинке, приспособилась, пожалуй, быстрее всех, завела подруг, стала давать уроки немецкого. У сына отношения с одноклассниками сложились не сразу. Но как-то и здесь постепенно всё утряслось. А вот Гера никак не мог привыкнуть ни к новому образу жизни, ни к новой работе, ни к тем особенностям взаимоотношений, от которых он отвык. Всё было не так, все не те... Вероятнее всего, дело было не в окружающем, а в самом Гере. Его мятущейся и тоскующей душе и здесь покоя не было. И спустя пять лет, Гера решил вернуться в Германию. «Понимаешь,- убеждал он Ольгу, неожиданно воспротивившуюся этому решению,- здесь я не получаю удовольствия от жизни, у меня нет перспектив, надо что-то менять, давай попробуем ещё раз». Ольга после долгих споров и ночных перепалок всё же согласилась на очередной переезд, благо от немецкого гражданства они не отказались. Сейчас Гера живёт и работает в немецком Ганновере. Один живёт. С Олей они разошлись сразу же после приезда,поскольку, как говорила впоследствии Оля, Гера не мог никак «угомониться», всё искал «какой-то свободы», заявляя, что жизнь проходит, а он и не жил ещё (почти цитирую Ольгу). В общем, Ольга не выдержала и они расстались. Прежний бизнес восстановить не удалось, так как бывший тесть, с трудом сохранивший фирму после того, как Гера ушёл, забрав свою долю, категорически отказался сотрудничать. Новых проектов не было. С повзрослевшим сыном отношения стали очень формальными. В итоге из своих поисков свободы и самого себя Гера вышел с большим ущербом для себя и своих близких.

Знаете, я ни в коем случае не хочу сказать, что ещё достаточно молодые, но уже зрелые люди не должны мечтать о том, чтобы сделать свою жизнь интересней и позитивней, что-то изменить в ней. Для многих тот поступок, те действия, которые они предприняли в этот пресловутый «кризис среднего возраста», стали толчком для начала новой интересной жизни, приносящей им и моральное, и материальное удовлетворение.

Пример? – Да пожалуйста! С Ринатом, доцентом кафедры психологии одного из медицинских ВУЗов мы познакомились сравнительно недавно - лет 12 назад. Он намного моложе меня, чуть старше моего сына, но иногда кажется, что эту жизнь он понимает лучше и принимает гораздо адекватнее, чем я. Блестящий, надо сказать, психолог. Каково же было моё удивление, когда я узнала, что первоначально Ринат получит техническое образование и работал довольно успешно по выбранной специальности. Был даже неплохой карьерный рост. Но где-то после тридцати, как позднее рассказывал Ринат, у него появилось чувство, что жизнь проходит впустую, что всё возможное в профессии уже сделано и осталось только безрадостно тянуть время до пенсии. Кто-то из друзей посоветовал пойти на тренинги личностного роста. Тренинг Ринату не понравился, кое-что даже неприятно задело. Чтобы разобраться в себе и в услышанном, будучи по натуре человеком дотошным, Ринат стал читать книги по психологии. И не на шутку увлёкся. Спустя год он уже был студентом факультета психологии, затем поработал два года психологом в каком-то учреждении и стал соискателем, а потом и кандидатом психологических наук. Когда мы познакомились, ему было сорок шесть лет. Это был увлечённый работой и самой жизнью молодой (по всем параметрам) человек, любимец студентов и, конечно, студенток. Как я поняла, работа на кафедре не сулит материального благополучия. Но Ринат и не думает с ней расставаться. Он находит какие-то подработки, сотрудничает с довольно популярным блогером в качестве психолога и автора статей. Он нашёл себя. И даже внешне стал как будто моложе, чем в те годы, когда казалось, что жизнь прошла мимо. Кризис среднего возраста сыграл свою положительную роль в его жизни.

Как преодолеет этот непростой период Эдуард, пока не знаю. Главное, чтобы осталось присущее ему чувство ответственности за близких, препятствующее совершению необдуманных поступков. Сами понимаете, о чём я.

А позвоню-ка я его жене. Будем помогать Эдику вместе.

Тест от "Молодежки": как узнать, что у вас кризис среднего возраста?

  1. Вы не понимаете, о чем говорят юные крестьяне.
  2. Вы ненавидите шумные таверны.
  3. Вы постоянно беспокоитесь, что заболеете Черной смертью.
  4. Вас уже не беспокоит, с кем, где и как спал Ричард Львиное Сердце.
  5. Вы говорите своей жене, что крестоносцы с каждым годом моложе и моложе.
  6. Вы не понимаете современные технологические гаджеты, такие, как большой лук или плуг.
  7. Вы находите готическую архитектуру слишком современной.
  8. Вы стараетесь забыть, кто сейчас король.
  9. Вы мечтаете купить небольшую лачугу на южном побережье Франции к пенсии.

    * * *

    Одесса говорит:

    - Давид Маркович, шо вы скажете за кризис среднего возраста?

    - Моня, все просто! Это когда ты еще видишь в женщинах молодых козочек, а они в тебе старого козла.

    * * *

    - Сема, шо вы скажете за кризис среднего возраста?

    -Яша, это когда простатит и геморрой у тебя уже есть, а Лексуса еще таки нет.

     Подготовила публикацию Эмилия Завричко