Все новости
Субъективно
20 Января , 15:00

Психология онлайн: семейное предательство

Предательство – это удар, которого не ждешь. Но самое тяжелое потрясение люди испытывают, когда их предают близкие и родные люди. О предательстве в семье сегодня рассказывает психолог Лидия Шнейдер.

Классика семейного предательства - это драма Вильяма Шекспира «Король Лир», где его подло предают старшие дочери Регана и Гонерилья.
Классика семейного предательства - это драма Вильяма Шекспира «Король Лир», где его подло предают старшие дочери Регана и Гонерилья.

 Человеческая психика не поспевает за темпами инновационного развития: рушатся межпоколенческие связи, возникает недоверие людей друг к другу, снижается взаимопонимание, девальвируется понятие верности, происходит разъединение людей, в человеческие отношения проникает предательство.

 Предательство как стародавнее явление — неотъемлемая часть повседневной реальности. Для него нет исторических, социальных, межличностных, имущественных, лингвистических, этнических и прочих границ. Увы, но люди предавали, предают и, судя по всему, будут и впредь продолжать предавать друг друга.

 Предательство порождают разные причины, оно сопровождается вереницей самооправданий и имеет многообразные последствия как для самого предателя, так и для тех, кого он предал. Словарное толкование понятия «предательство» связано с нарушением верности кому-либо или неисполнением перед кем-либо долга, что сразу же определяет его место в зоне осуждения. Упоминание предательства в афоризмах, пословицах и поговорках также трактуется негативно. Однозначному порицанию подвергается измена Родине, предательство в военных условиях, сильное неодобрение вызывает предательство друзей и коллег. 

Особняком в этом ряду стоит семейное предательство, к которому относят физическую измену, обман, духовную и родственную неверность, оговор, разглашение тайны, отказ от детей или родителей. Эти поступки разрушают личность человека, фамильные ценности, супружеские отношения, детское благополучие, всё семейное пространство в целом. Устоять, не сломиться под грузом предательства непросто. 

 Разные причины и сопутствующие обстоятельства предательства запечатлены в народной мудрости, детально зафиксированы в документалистике и архивах, описаны в художественной литературе, представлены в кинематографе, постоянно обсуждаются блогерами. Значительно меньше внимания им, да и самому феномену уделила наука. Вероятно, это объяснимо с учётом сложности объективной оценки и неоднозначности самого явления.

 Человек — существо биосоциальное. С одной стороны, он ориентирован на выживание, приспособление, удовлетворение витальных потребностей, с другой — движим социальными мотивами, «приписан» к общественным нормативам и человеческим законам бытия и сосуществования. Когда наступает ситуация выбора (например, выжить, спастись, спрятаться или действовать во имя исполнения долга, а то и погибнуть ради великой идеи, других людей), не каждый способен выдержать всю тяжесть нравственного груза принятия решения. В реальных обстоятельствах многие люди совершают предательство, то есть делают неверный выбор, оцениваемый так с внешних, морально-этических позиций или по внутренним, субъективным самоощущениям. Но сама дилемма выбора — социальное или витальное, трагическое или героическое — не всем по плечу. Может, не зря в Библии нет понятия предательства и нет акцентов на нём. Но в ней есть заповеди, нарушение которых и есть предательство в простом понимании этого слова. В обычной повседневности, конечно, предательство имеет более мелкий масштаб, им маркируют и обиду, и невыполнение обязательств, и нетерпение, и интриганство, и излишнюю осторожность, и прочее. Соответственно, и причинный диапазон расширяется.

 Среди причин предательства выделяются прежде всего личностные деструкции. Это безнравственность, эгоизм, трусость, жажда быстрой и лёгкой наживы, слабость, зависть. Как говорят - для предателя сгори хоть целый свет, лишь бы он был согрет. Кроме того, свой вклад в предательство вносит ситуативный контекст, что проявляется в ситуациях соперничества, безысходности, угрозы, мнимой или реальной опасности, обнаруживается в любовных историях. Источники разные, но все легко объединяются в том, что предатель всегда ищет им оправдания и, как правило, находит. Хотя известно немало случаев, когда он сам остаётся травмированным, поскольку избавиться от бесчестья удаётся не всем и не сразу. Прощение со стороны того, кого предали, обманули, почти невозможно.

 Всё вышесказанное явственно, остро, болезненно проявляется в семейной ситуации. Предательством счастья не отыщешь, а вот разрушить его удаётся быстро и легко. Свидетельство о браке невозможно использовать как индульгенцию от обмана, крушения замыслов и надежд. Кроме того, в браке слишком высокая ставка сделана на доверие, которое сметается предательством в один миг. Показатель разводов в стране давно перешагнул 60%-й рубеж. И это неудивительно, так как ценности семьи сильно подпорчены потребительским настроем её членов, их желанием потешить своё эго. В культуре, где личный успех и материальный достаток занимают ключевые позиции, семейные взаимоотношения утрачивают свою значимость и устойчивость. Под натиском кардинальных рыночных перемен зашатался и институт брака. 

 Свою роль в ослаблении интересов семьи и постепенном, но неосознанным их предательстве играет интернет. Общение в сети, чтение блогов, фейковой, но увлекательной информации интереснее, чем общение с домочадцами. Дружеские, а иногда и семейные отношения уходят в онлайн.

 Возможно, предательство имеет право на существование в этом мире, так как во всём есть своя необходимость, своя польза, и у всего есть своя закономерность. У предательства тоже. Человек научился ко всему относиться спокойно и безучастно (пока это персонально его не коснулось): к любви, сексу, разводам, отказу от детей, тяжелобольным и умирающим людям, брошенным животным, загубленной природе. Он спокойно живёт в предательстве и с предательством, обманывая себя, других, своё дело и государство в целом, и, кажется, действительно убеждён в сформулированной И. Нолль мысли, что верность — это исключительно собачье качество, неуместное в сообществе избранных. 

 Поэтому удивляться тут нечему: в любой момент можно ждать предательства, никто от этого не застрахован. Возможно, если выживем — станем сильнее. 

 А пока реальность такова, что именно семейная жизнь предстаёт полем разъединения людей, «обесточивает» супружеские отношения. Современному человеку, вкусившему аромат личной свободы и персонального успеха, семейные обязательства и нагрузки становятся в тягость. Ценностно-ориентационное единство семьи также становится хрупким. 

 Это можно объяснить следующим образом. Возникающие неурядицы в семейных отношениях (со Своими) окрашиваются двойной ненавистью — к другому (я в нём) и к себе (он во мне). Соответственно, то, что прощается чужим, часто не прощается Своим. Урегулировать предательство в таких случаях становится намного сложнее.

 Когда противоречия, конфликты, разлады случаются с другим, Чужим, всё выглядит проще. Там о предательстве, как правило, речи нет, так как Чужой изначально маркируется как противник, враг, иной. Утрата доверия к Своим ближним сопровождается рефлексией, копанием в себе, общей истории: ну почему он стал таким? Зачем он так? Что я ему сделал(а)? С чужим, иным (вспомним термин «нелюди») проще: ах он такой-сякой! Окаянный! …

 Предательство — это когда Свой вдруг становится Чужим (врагом, противником, «нелюдем»). Вот сам акт этой метаморфозы и маркируется как предательство.

 Именно поэтому в разладах со Своими надо прежде всего «отключить» идентификационную матрицу. В традиционалистских культурах это сделать сложнее. В больших городах, крупных странах, в условиях урбанизации такие процессы по разрушению идентификационных матриц осуществляются проще. Отчасти это представлено в киберпространстве: некоего N занесли в чёрный список в соцсетях, подруга удалила В. из друзей и так далее…

 Это же касается глобальных вопросов взаимодействия в современном мире. Под лозунгом «Все люди — братья» копится больше враждебности и угроз, чем можно было ожидать. Техногенная цивилизация создала новые зоны риска для осуществления предательства.

 Разрушить идентификационную матрицу, «вырвать страницу» общей истории, братства несложно как внешними средствами (например, пропагандой), так и внутренними (например, переориентацией на другой вариант отношений, сбросом родственных «пут» и отказом от ответственности). Такое предательство вполне поддаётся самооправданию, его легко урегулировать соответствующим соглашением с совестью и успокоить субъективным ощущением личностного роста.

 Семейное предательство может быть представлено в трёх вариантах: внутрисемейном, родственном и общественном.

 Во внутрисемейном варианте предаёт свою семью (или отдельных её представителей) один из её членов. Например, мать отказывается от ребёнка и оставляет его в роддоме. Тяжелобольного отца отправляют в психиатрическую лечебницу (дом престарелых), выписывают его и забывают о нём. Выросший сын уезжает из семьи, достигает достатка, меняет свой статус и рвёт с материнской семьёй все связи, заявляет об отсутствии родителей, не тяготит себя заботами о них. Муж изменяет своей жене, а затем оформляет развод и лишает её и детей средств к существованию.

 В родственном варианте всё то же самое, только связи более удалённые, нередко межпоколенческие или не по прямой генетической линии. В этом случае предают тётушек, племянников, из дома изгоняются с присвоением их имущества двоюродные бабушки, другие дальние родственники…

 Предательство — это акт выбора с нарушением морально-этических и общепринятых норм общества (сообщества, группы, объединения) и последующего за ним не одобряемого в данных условиях действия, влекущего за собой отторжение субъекта в связи с превращением его из Своего (близкого, родного человека, единомышленника) в Чужого (врага, противника, изменника). Это же справедливо для семейного предательства. Психологически самым травматичным событием является изменение статуса близкого человека, его превращение из Своего в Чужого. В семейном контексте это осложняется тем, что трактовка «Свой» включает элемент обладания, то есть Свой — это элемент собственности, а с собственностью расставаться человек добровольно не хочет и не умеет.

 Семейное предательство внешне может напоминать семейный конфликт, но есть существенные различия. Подобие обнаруживается в том, что конфликт возникает при обнаружении противоречий, расхождении во взглядах, интересах, в нём взращивается разлад, провоцируются раздоры и разборки. Расхождение связано с тем, что в конфликте нет такой степени отчуждения, как в акте предательства, сам субъект не меняет своей ипостаси, нет неизбежного отторжения, и всегда есть шанс на прощение и примирение. В предательстве внешние и внутренние слои смешиваются и трансформируются (отрицаются) одновременно, в конфликтах этого нет. Целование Иудой Христа — это не конфликт, это предательство. В конфликтах минимизирован выход за общепринятые нормы, степень отягчающих действий, нет личной метаморфозы с превращением из Своего в Чужого. В предательстве это и есть главное. Семейный конфликт в крайнем случае заканчивается обострённым противостоянием, бесконечным выяснением отношений между сторонами, их враждой и даже разрывом отношений. В семейном предательстве всё решает (предаёт) одна сторона и в финале бывает не просто разрыв отношений, а полный их крах, крушение самих оснований взаимодействия и объединения сторон.

 Процессуально предательство складывается из: 

одиозного выбора человека, его неодобряемого («посягающего на святое») действия, превращения его в отчуждённого субъекта, последующего отторжения и исключения его из сообщества значимых людей.

Содержательно это отказ от себя прежнего, своего личного окружения, это забвение своей предыдущей истории и крушение своего устоявшегося мира.

 Прежнее состояние Я = Моё должно быть похоронено, его меняет переходная форма Я = Чужое с необходимостью самооправдания и обоснованием приобретённой выгоды. Завершиться всё следовало бы обретением нового состояния Я = Моё. Как правило, для предателя основная сложность связана с переходной формой. Именно здесь ментально и физически их гибнет больше всего. Во всяком случае Иуда с ней не справился.

 Какую же выгоду преследует предатель? Как выше уже упоминалось, витальную или социальную, допустим и смешанный вариант. Витальную выгоду фундирует инстинкт самосохранения, ориентация на выживание, физическое спасение, сытое пропитание, комфортное существование и прочие блага. Социальную выгоду обеспечивает реализация стремления к власти (когда одолевает желание «из грязи в князи»), признанию, славе, деньгам, скорому обогащению, индивидуальной успешности (не хлебом же единым…).

 Итак, предательство, в том числе семейное, это выход из соответствующего объединения (союза, группировки, коалиции, взаимоотношений) с разрушением системообразующих связей и подрывом самих объединяющих оснований. Как правило, предательство невозможно простить, то есть обратной дороги практически нет. 

Читайте нас в