Все новости
Важно
2 Мая 2017, 14:28

4 причины, почему новые методики не приживаются в школах

Сейчас много говорят об инновациях в самых разных сферах. И в образовании особенно. При этом именно в школе до сих пор живут технологии, которым уже десятки лет. Сотрудники Центра изучения инноваций в образовании Института образования НИУ ВШЭ Ксения Сидорова и Петр Сафронов попытались разобраться в том, что должно произойти, чтобы инновации в школах не только зарождались, но и развивались.

Что делается в школе, сильно зависит от того, кем оно делается. Как можно управлять, развивать, создавать решения в школе, без привязки к конкретному замечательному учителю и гениальному директору.
1. Технологии в образовании — это миф
Инновации в образовании не приживаются, а мечта о новых подходах к обучению остаётся мечтой уже на протяжении полувека. Дискуссии о новой, более совершенной технологии обучения в массовой школе уходят в прошлое. Так было в XX веке с идеями Льва Выготского, потом с методикой опорных сигналов Шаталова, позднее с системой обучения Эльконина-Давыдова и многими другими. Все эти биографии начинаются с «гениальной находки» и заканчиваются «невозможностью отделить идею от автора».
Если подробно анализировать, почему новые методики не создаются и не приживаются, всё сводится к тому, что в школе недостаточно возможностей для реализации нового проекта. Основная мечта — запустить процесс, при котором новые решения будут появляться независимо от условий и конкретных людей. В образовании это невозможно, пора это признать. Многое, если не всё, зависит от учителей, а оставшееся — от учеников. И если мы вообразим себе разговор с инвестором и попросим вложить ещё больше денег в переделку школы и разработку новой методики преподавания, вряд ли его это устроит.
В каждой школе — свои порядки, которые порой годами не меняются. Это очень консервативная среда. Если приходит учитель, любящий эксперименты на уроках, и ведёт себя не так, как другие, он быстро увольняется. Методические рекомендации для учителя каждые 5-10 лет меняются (УМК, или ФГОС), но схема урока прежняя: класс, доска, парты, дети сидят, учитель говорит.
Есть школы, которые называют инновационными. Они созданы с нуля на основе какой-то идеи, и внутренняя среда действительно отличается. В такие школы отдельно набираются учителя, отдельно — ученики, и все сразу начинают учиться по новым правилам. И тогда это счастливые школы, и новаторские практики в них работают.
В противном случае, если вы педагог-одиночка, вы можете воплотить ваши идеи в неформальном образовании — в летних лагерях, выездных школах, кружках дополнительного образования. На этом, кстати, строятся многие докторские и кандидатские диссертации по новым методикам в обучении. И это поддерживает миф о «новых технологиях в образовании».
Бессмысленно критиковать образование за отсутствие свободы творчества учителя. Большинство чиновников (Ягодин, Днепров, Болотов и другие) поддерживают новые подходы. Но какой бы точки зрения ни придерживался отдельно взятый человек, организационная структура устойчива и не готова к быстрым переменам. Её нужно понять и учиться с ней взаимодействовать.
2. Стратегии и планирование — не всегда эффективны
Разработка стратегий, когда речь идёт об изменениях в сфере образования, бессмысленна. Стратегии хороши в политических играх и в бизнесе, а к образованию они малоприменимы. Причина в том, что у стратегии должна быть чётко сформулированная цель — победить конкретного врага или заработать N миллионов к N году. Для образовательных процессов поставить цели в таких терминах невозможно.
Цель образования — по возможности научить всех всему, а дальше как получится (шутка). В неформальном образовании («Артек», «Орлёнок», «Сириус», Красноярская летняя школа и другие) важно ещё сделать обучение ярким событием для детей и надеяться, что оно мотивирует их на новые достижения.
Невозможно составить план развития образования и учесть всё. В процессе обязательно что-нибудь изменится. И придётся снова планировать. Так, например, выездные школы планируют свои программы каждый год по-новому, чтобы учитывать интересы всех сторон — педагогов, учеников и их родителей. А гранты на образование позволяют организовать насыщенную среду для обучения и создания нового, но не заставляют действовать в рамках придуманного кем-то другим сценария.
3. Неготовность к критике
Сейчас модно от школы требовать открытости. К ней надо стремиться, но сделать школу абсолютно открытой невозможно. Приватность и публичность — это две параллельные грани, они обе нужны.
Зарубежные коллеги (Christopher Dede & Cynthia Coburn) выяснили, что одна из ключевых ошибок любых инноваторов — это стремление к закрытости, чтобы защитить себя от критики. Ту же ошибку повторяют современные бизнес-инкубаторы и курсы для социальных стартапов на образовательных площадках. И эта идея очень хорошо описывает, как появившиеся в 80-х годах авторские школы стали угасать уже в 90-х.
Инноваторы, начиная новый проект, неизбежно сталкиваются с критикой и непониманием со стороны органов управления. А иногда и родителей. И тогда они придумывают специфическую теорию, понятия, которые сложно было бы сравнить с уже имеющимися методиками, поэтому им трудно дать негативную оценку.
Сначала аргумент оригинальности работает, но потом общественность начинает беспокоиться. Почему, например, к 4 классу ребёнок не умеет достаточно хорошо писать и читать, как при прошлой системе? Эта критика закрыла много школ с авторскими методиками (система Эльконина-Давыдова) в нашей стране. В то время как были школы в Томске, Красноярске, Харькове и других городах, которые тратили усилия на рассказы об их идеях и ценностях родителям. В том числе и о том, как у детей способность писать и читать проявит себя позже, когда ребёнок сможет писать сочинение и формулировать теоремы.
Дело в принципиально иной установке, которая звучит примерно так: как создать грамотный медиапроект для школы? Чтобы у родителей было представление о том, каких перемен ждать от своего ребёнка, а ребёнок считал школу модным и современным местом, куда хочется идти каждое утро. От учителя не нужно ждать «прозрачности работы», с ним вместе стоит придумать публичную презентацию, которая бы была его стеклом/призмой. Тогда его творчество будет в целости и сохранности, как и в целом новаторский подход в образовании.
4. Ученик и учитель — существа из разных миров
Первое, что нужно принять, — учителя и ученики живут в разных мирах. По-другому никогда не было и не будет. Исследования по филологии и этнографии (Алексей Юрчак, Дарья Димке и другие) показывают, что конфликт отцов и детей существует, но выглядит он далеко не всегда так фатально, как у Тургенева.
Школа — это место, где по определению есть взрослые и дети. Мы часто слышим шутку, что на одном уроке учитель и ученик существуют в параллельных вселенных, где каждый занят своим делом. У нас нет задачи уличить учителей в непрофессионализме, а учеников в безалаберности. Здесь работает природа: взрослыми люди становятся, когда осваивают законы взаимоотношений и жизни в обществе. Учителя и дети учатся говорить на одном языке. Пока язык разный, они друг друга не поймут. Есть те, кто не очень-то и хочет «учиться говорить», чаще это подростки с девиантным поведением. А есть те, кто старается подыгрывать друг другу. Их признают «одарёнными детьми» и «талантливыми учителями». Все остальные мирно пережидают, когда прозвенит звонок и дети окончат школу.
В разных теориях обучения этот вопрос решался по-разному, но везде одна суть: не нужно стараться преодолеть разницу между учеником и учителем и уж тем более игнорировать её. Это параллельные миры, которые не пересекаются, но могут взаимодействовать. И когда вы это примете, смело берите тексты великих инноваторов в образовании и ищите приёмы работы с детьми.
mel.fm