Все новости
Важно
7 Сентября 2017, 14:51

ЕГЭ vs олимпиада: на что лучше потратить время?

Школьные олимпиады превратились в движение, которое живет по своим законам. Победа или призовые (2-е и 3-е) места на заключительном этапе Всероссийской олимпиады школьников, олимпиадах вузов и, говоря проще, в тех, что представлены в едином Перечне олимпиад Минобрнауки, дают существенные льготы для получения бесплатного высшего образования.

Олимпиадники либо принимаются без вступительных испытаний с зачислением 100 баллов за ЕГЭ по предмету, соответствующему профилю олимпиады, либо автоматически получают максимальную оценку за дополнительное вступительное испытание, установленное вузом.
Ярослав Маков, преподаватель обществознания, основатель школы подготовки к ЕГЭ и олимпиадам «Маков и Партнеры» в Петербурге, говорит:
«Мотивация поступающих предельно прозрачна — поступить. И поступить именно на бюджет: платить за образование дорого, тем более сейчас. А первые места в списках всегда занимают олимпиадники».
«Большинство детей приходят на олимпиаду по просьбе или указанию преподавателей, а потом задерживаются в олимпийском движении, благодаря тому, что попадают в тусовку таких же заинтересованных в учебе детей, с которыми интересно общаться», — считает Денис Решетов, кандидат биологических наук, тренер сборной команды Москвы и основатель образовательного лагеря «Слон и Жираф».
Как бы то ни было, мотивация у талантливых школьников, одаренных в области того или иного предмета, более чем сильная. На этой волне наравне с курсами по подготовке ЕГЭ стали активизироваться школы, специально направленные на работу с участниками олимпиад.
Высокие ставки
Учителя не скрывают, что современные олимпиады не рассчитаны на знания по школьной программе: чтобы в них победить, учащийся должен самостоятельно углубляться в предмет, на три, а то и больше головы опережая однокашников по объему усвоенной информации.
Мы говорили с опытными тренерами, готовящими старшеклассников к олимпиадам, и узнали, что сегодня школьные олимпиады превратились в самостоятельное движение, которое живет по своим законам.
Ярослав Маков говорит, что в последние годы количество выпускников, которые выпускаются с курса по олимпиадному направлению, растёт.
«Пару лет назад мы набирали две-три группы до 8-ми человек за год, а теперь — пять-шесть». При этом, как отмечает Маков, увеличилось и общее количество учеников по всем предметам, в связи с чем доля олимпиадников остается прежней.
Денис Решетов рассказывает, что он и его коллеги проводят выездные учебные лагеря с 2007 года. И за последние три года значительно вырос спрос на программы лагеря.
«Востребованы программы, связанные с подготовкой к Всероссийской и международной олимпиадам. Отчасти это связано с тем, что победители и призеры зачастую без экзаменов могут поступить в престижные вузы, отчасти с возросшей пропагандой олимпийского движения», — считает эксперт.
Игорь Яковлев, преподаватель математики и физики, рассказывает, что в настоящий момент главное направление его деятельности — подготовка школьников к олимпиадам по математике и физике по программе Math us.
«Работа с каждым учеником ведётся по специальным листкам. С 2013/14 года они пополняются свежими задачами. Начиная с этого времени, я могу привести статистику увеличения количества занимающихся: в 2013/14 учебном году было 12 человек, в 2014/15 — 19, в 2015/16 — 24, в 2016/17 – 37, а в 2017/18 — 46».
Новый вид «спорта»?
В большинстве своем эксперты сошлись во мнении, что образовательные олимпиады превращаются в особый вид «спорта», требующий соответствующей подготовки и жертв, в том числе школьными предметами, находящимися вне сферы интересов олимпиадника.
Так, Ярослав Маков рассказывает: "Я и сам так готовился к олимпиаде СПбГУ по праву. Когда я приходил на уроки по английскому языку, моя классная руководительница выпроваживала меня за дверь со словами «иди, готовься». Было круто — времени появлялось больше и на подготовку, и на отдых. А ученикам своих курсов я и сам рекомендую так делать: ставить подготовку к ЕГЭ и тем более школу в спящий режим".
Денис Решетов подтверждает тенденцию, но отмечает, что такое явление неправильно будет назвать хорошей стороной олимпийского движения: «В дополнение к повышению мотивации у детей учиться, мы получаем повышенный стресс, огорчения от недостижения поставленной цели некоторыми детьми и проблемы в вузе, которые появляются из-за того, что часть вузовской программы дети изучают в процессе подготовки к олимпиаде».
Игорь Яковлев говорит: «Насчёт «вида спорта» - мне не очень нравится, но в целом да: речь идёт об углублённой подготовке, которой детям приходится заниматься помимо школы. Волей-неволей игнорировать часть предметов приходится, и хорошо, если учителя адекватны и идут здесь навстречу».
Затрагивая коммерческий аспект подготовки к олимпиадам, мы спросили экспертов, действительно ли сейчас этот вид образовательной услуги выходит на первый план.
Ярослав Маков считает, что пока существует ЕГЭ, все будут готовиться к нему. ЕГЭ стабильнее (проверяется только по критериям), проще (многое просто заучивается) и привычнее (с упрощённой версией ЕГЭ школьники сталкиваются уже в 9 классе).
«И в то же время, я бы не стал так сильно разводить по сторонам ЕГЭ и олимпиады. Например, я вёл обществознание у группы, где была девочка, которая в середине года выиграла две олимпиады, а потом ещё и сдала ЕГЭ на 96 баллов. В принципе, таких успехов добивается большинство выпускников наших курсов. И совмещать у них всё получается», — рассказывает специалист.
Денис Решетов соглашается с коллегой: «Не могу сказать, что подготовка к олимпиадам — доминирующая тенденция. Скорее первый план — это подготовка к ЕГЭ».
Читайте нас в