Все новости
Важно
2 Июня 2019, 11:14

Ад Улу-Теляка глазами очевидцев: первые часы и организация работы Скорой помощи

"Молодежка" продолжает цикл публикаций о самой страшной железнодорожной катастрофе в России, которая произошла под Уфой на 1710-м километре Транссибирской магистрали 4 июня 1989 года. Взрыв газа унес тогда сотни жизней и еще сотни людей оставил инвалидами. Своими личными воспоминаниями поделились врачи реанимации и Скорой помощи, психологи. Сегодня о тех страшных днях вспоминает Михаил Калинин, один из организаторов службы спасения. Михаил Александрович в первые же часы сумел скоординировать и задействовать многие службы, принять правильные решения и не забыть при этом про безопасность срочных операций для уфимцев.

Михаил Калинин, Отличник здравоохранения СССР,

в 1989 г. работал старшим врачом смены Скорой помощи г. Уфы:



Когда же поступила информация о масштабах трагедии, то пришлось направить туда 57 бригад, которые были тогда на линии, а их в Уфе было всего 64. Для города я оставил по одной бригаде на каждый район - то есть семь машин. В ту ночь у нас было зафиксировано 460 отказов по вызовам. Машины выезжали по самым неотложным, остальным давали рекомендации по телефону - что делать и куда обратиться.


Самое сложное в такой обстановке - связь. Машины Скорой работали тогда на радиостанциях радиусом до 25-30 км. И с каждой подстанции была организована колонна с назначенным мной старшим. Первыми ушли головные машины, с интервалом 3-5 минут за ними следовали следующие Скорые. Через эту цепь мы держали связь с головными машинами колонны. До Улу-Теляка 90 км, а мы удлинили радиус связи до очага катастрофы.


Это сейчас можно проехать с трассы сразу в Змеиную балку. Тогда там был бурелом... До эпицентра добралась одна бригада ( УАЗик, переделанный под Скорую)... И три человека - реаниматолог Юрий Фурсов, кардиолог Валерий Сайфутдинов и санитар Андрей Черный загружали всех пострадавших на грузовые машины, которые смогли туда пройти и вывезти их к подъезжающим машинам Скорой, которые уже осуществляли их траспортировку в Улу-Теляк, Иглино и Уфу. К семи часам утра было доставлено 256 человек в 18-ю больницу и Ожоговый центр.


Нам нужно было решить вопрос о подготовке лечебных учреждений города для приема больных. Я оповестил старших по больницам и зарезервировал три больницы с хирургическим профилем коек для горожан, на которых Уфа работала потом два с половиной месяца. Туда пострадавшие не завозились. Мы не могли оставить без срочных операций горожан, а вместе с обожженными больными, у которых всегда на ранах присутствует палочка сине-зеленого гноя, хирургическим больным находиться нельзя - обязательно будет инфекция.


То есть решать приходилось сразу много задач и мгновенно: куда выгружать прибывшую партию больных из электропоезда, как через ГАИ задействовать ночные автобусы поддержать нас в транспортировке... Мы всех прибывших доставили в больницы в течение 15-20 минут.

Причем вал проблем с каждой минутой нарастал. Как дозаправляться бригадам в дальней дороге? Ответственный за нефтеснабжение дал разрешение на заправку машин Скорой по всей трассе.


Бригад катастрофически не хватает, и мы решили задействовать вертолеты.

Я предложил для них площадку за Госцирком, около гостиницы "Арена". Вертолеты сделали 59 рейсов, перевозя пострадавших сначала из Иглино, потом из Аши... Эта вертолетная площадка спасла много жизней, причем летчики отказались впоследствии даже называть свои фамилии. "Зачем?" - говорили.

Необходимо упомянуть Рамиля Талгатовича Зайнуллина, зам. главного врача Скорой помощи, который под свою ответственность вскрыл склад с наркотическими препаратами и все пациенты без проволочек получили противошоковую терапию. Отдавая все силы, без сна и отдыха работало среднее звено: Тамара Богданова, Гузель Булгакова, Елена Целищева...


К утру количество бригад увеличилось до ста, мы вызвали всех медиков на рабочие места. В аэропорт стали прибывать врачи из других городов со всеми необходимыми медикаментами, для их встречи я опять задействовал 110-й и 101-й маршруты автобусов через ГАИ, их доставляли в РКБ, где распределяли по лечебным учреждениям. Много было травм глаз, обожженных дыхательных путей, и мы распределяли и транспортировали силами Скорой помощи по больницам узких специалистов - лоров, офтальмологов, травматологов... Это архисложная задача.

Нас спасли склады Гражданской обороны, в которых находились обычные брезентовые носилки. И пострадавших мы не перекладывали, чтобы не создавать дополнительные травмы, а доставляли сразу на этих носилках.

Хотелось бы отметить героическую работу наших водителей, которые бережно загружали больных, потом чуть ли не бегом несли носилки в больницы...

Всем медицинским работникам, искренне пропустившим через сердце трагедию и делавшим в те страшные дни все возможное для спасения людей - низкий поклон!


Сортировка. Нужно было произвести отбор пострадавших для транспортировки и дальнейшего лечения в Москве, Ленинграде, Горьком, Челябинске... И здесь во всех моментах участвовали специализированные бригады службы Скорой помощи, которыми руководил Валентин Ефимович Русин. И надо особо отметить его высокий профессионализм: ни один пострадавший, который был загружен на борт самолета, не погиб!


Моя смена давно закончилась, но я не мог ее сдать, слишком много было завязано конкретно на мне и некогда было передавать весь этот информационный вал: мне постоянно из разных мест звонили, я держал связь с массой задействованных людей. Я тогда отработал без отдыха 36 часов и пришел домой седой. А один наш молодой врач, Анатолий Замри из 4-го детского травмпункта, умер от обширного инфаркта на третий день...


Организация службы спасения с самых первых часов - невероятно сложная задача. Тут нет права на ошибку, телефонный звонок - и ты должен принять правильное решение, просчитав возможные варианты и последствия порой за минуту.

Я считаю, что мы с работой справились, но этим уникальным опытом хотелось бы поделиться. Мы в соавторстве с профессором Владислав Теряевым написали о событиях Улу-Теляка книгу "Трагедия на земле Башкортостана", которая могла бы стать учебным пособием для работы в чрезвычайных ситуациях. Она уже сверстана, но... Нет 300 000 для ее издания...