Все новости
Важно
23 Января , 09:32

Как не сделать себе больно: психотерапевт из Башкирии о причинах селфхарма

Некоторые подростки намеренно наносят себе повреждения, после которых остаются следы и шрамы, которые заметны окружающим. Когда близкие видят такие следы, они ужасаются: «Почему они это делают? Что с ними происходит и как это остановить?». Наталья Чевпецова, врач-психотерапевт, специалист по оказанию помощи по вопросам аутоагрессивного поведения Республиканского клинического психотерапевтического центра Минздрава РБ рассказала, откуда возникают такие странные желания, опасны ли они и как помочь тем, у кого они возникают.

– Так называемая аутоагрессия – это форма поведения, характеризующаяся проявлением физической или психологической агрессии, направленной на самого себя. Аутоагрессивные состояния – так называемый селфхарм, выражаются в том, что человек умышленно наносит себе физические повреждения.  Самоповреждениям подвержены в больше степени  подростки и молодые люди. Такие действия могут выливаться и в суицидальные наклонности, что представляет серьезную проблему, требующую внимания общества.

– Насколько эта проблема актуальна? 

– Статистика свидетельствует об увеличении случаев аутоагрессии как в нашей стране, так и за рубежом. Масштабных исследований самоповреждений, очень немного, однако, можно сказать, около 10-13% подростков прибегают к ним, и их становится все больше. Если лет восемь-десять назад в наш центр чаще обращались с проблемами, связанными с гиперактивностью, тревожностью, депрессией, то теперь к ним прибавилось аутоагрессивноое поведение. Важно отметить, что селфхрам может возникать даже у внешне вполне успешных подростков.

– Понимание причин играет важную роль в том, чтобы предотвратить появление аутоагрессивных состояний. Каковы же они? 

– Самоповреждающее поведение часто является ответом на сильную эмоциональную и психологическую боль, чувство потерянности и одиночества, способом добиться участия. Это может быть связано и с проблемами в школе, и с взаимоотношениями со сверстниками, и с конфликтами с родителями учителями и с многим другим. Родительский контроль зачастую воспринимается как нарушение личных границ. Плюс к этому – у многих нарушен режим дня, сна, отдыха, питания – все это ведет к быстрому утомлению, раздражительности и усиливает внутреннее напряжение, мешает адаптации и приводит к расстройствам нервной системы невротического характера. Причем самоповреждающим состояниям девочки подвержены в значительно большей степени. Им тяжелее справиться с эмоциями. Мальчики страдают от этого реже, но наносят себе более тяжелые повреждения.

– Часто подростки прокалывают уши сразу в нескольких местах, вставляют в них кольца, то же делают и на других частях тела. Можно ли пирсинг считать аутоагрессией? 

– Не совсем. Пирсинг – это немного «про другое». В большей степени это делается для того, чтобы привлечь внимание, занять какое-то место в своей среде, быть таким, как другие, или наоборот – быть не похожим на всех остальных. Аутоагрессия – это в большей степени потребность снять напряжение, которое переполняет, совсем необязательно демонстрируя это. Пирсинг – это то, что делается напоказ. Хотя практика показывает, что эти состояния могут соприкасаться.

– Можно ли говорить о том, что аутоагрессия это болезнь?

– Самоповреждение является симптомом многих психических  расстройств, но не всегда. Часто это просто способ решить внутренние проблемы. Последние исследования в этой области говорят, что аутоагрессивное поведение свойственно вполне здоровым подросткам. Если в компании кто-то этим занимается, то остальные могут просто копировать его поведение, поскольку очень любят подражать. Вопрос в том, что у кого-то это проходит, а у кого-то остается. Это как с плохими привычками. Многие, начиная курить, потом бросают, говоря себе: «Я не буду, это не мое!», а у некоторых оно превращается в привычку.

– Но бывают ситуации, когда без помощи специалистов не обойтись?

– Когда аутоагрессия развивается на фоне тревожного и депрессивного расстройства это требует работы со специалистом-психотерапевтом, так как может привести суицидальным тенденциям в поведении. В условиях психотерапевтического центра  есть разные виды помощи, начиная от телефона доверия, обращения в нашу поликлинику и до лечения в стационаре.  

– Многие до сих пор не обращаются к специалистам, потому что их поставят на учет…

– Это, к сожалению, распространенная проблема.  Наш психотерапевтический центр отделен от психиатрической службы, на учет мы не ставим, поэтому бояться нечего. На первичный прием можно записаться, как и к любому другому специалисту, через госуслуги или регистратуру. В нем есть взрослые, подростковые и детские отделения, куда можно обратиться с детьми от трех лет.

Если ребенок просит о помощи, нельзя игнорировать, отмахиваться или говорить: «Ничего страшного, все когда-то через это проходили…».  Потому, что часто такие проблемы могут перейти в расстройства психического характера.

– От отношения родителей и атмосферы в семье многое зависит…

– Да! Хорошие отношения внутри семьи – главное в профилактике таких состояний у детей. Нужно слышать и слушать своих детей. Важно создавать открытую и поддерживающую среду, где они могли бы чувствовать, что их проблемы важны и могут быть решены. Необходимо своевременно реагировать на предупреждающие сигналы, такие как изменения в поведении или настроении. Нужно учить подростков справляться со стрессом. Все это может существенно снизить риск возникновения аутоагрессивных состояний, суицидальных мыслей и их трагических последствий.

Телефон доверия республиканского психотерапевтического центра Минздрава РБ: +7(347) 241-62-85.

Вера ПЕЧОРИНА. 

 

Читайте нас в