Все новости
Акция памяти
22 Июня , 06:40

Дети войны: Мы работали в колхозах наравне со взрослыми

Сегодня Россия отмечает национальную трагическую дату - День памяти и скорби. Уходят ветераны, но живы еще дети войны, которые пережили это страшное время лично. Мы продолжаем публикацию рассказов этих людей.

Я самая старшая из детей, слева. Здесь мне 18 лет, это 1949 год. Более ранних фотографий нет.
Я самая старшая из детей, слева. Здесь мне 18 лет, это 1949 год. Более ранних фотографий нет.

Исламова Дина Махмудовна, 90 лет, г. Уфа:

- Когда началась война, мне было 10 лет. Жили мы в колхозе «Ашкадар» в Стерлитамакском районе. И до войны деревенские дети помогали взрослым на сельхозработах. Помню, и в тот летний день, 22 июня, мы были на прополке ржи на поле. Да-да-да! Это сейчас везде химия и техника. А тогда даже рожь пропалывали вручную. Запомнился мужик,  который прискакал из деревни на поле на лошади с криками «Война война война!». И все побежали в деревню…

Многие мужчины ушли в армию, но в 1941 году еще это не было заметно. А вот в 1942 году это уже чувствовалось даже мне, 11-летней, очень сильно. На мужские работы встали женщины, а на женские работы - дети от 8 до 16 лет. И вот как я запомнила свои  11-14 лет: почти круглосуточная и очень тяжелая работа.

Например, летний день на молотилке. Дети подтаскивают снопы. На молотилке трудится чуть ли не единственный мужчина. Он засовывает в молотилку эти снопы. Чрезвычайно  опасная работа. Женщины рядом на подхвате - помогают. Уже к ночи работа молотилки заканчивается. Все уходят, а нас, детей, оставляют собирать зерно, высыпавшееся из молотилки. Это зерно мы собираем в веялку, чтобы к утру подсушить. Потом складываем в мешки. Примерно на рассвете мы кладем телогрейки прямо на кучи зерна и спим. 
Утром приходят взрослые. Мы помогаем грузить зерно на брички, и после этого нас отпускают домой. Поспать. Но уже после обеда мы возвращаемся на работы. До сих пор помню страшную боль в руках, ногах, постоянный недосып.

Но голода в деревне не было. У мамы была корова, овцы и коза. Было 30 соток картошки. Кстати, это тоже требовало ухода и забота по хозяйству была на наших плечах наравне со взрослыми. Были и другие работы, на которые нас посылали, в зависимости от сезона. Прополка очень запомнилась,  изрезанными осокой руками. Работали  все, даже старая бабушка из соломы делала веревки для перевязки снопов.

А зимой мы ходили в школу в соседнюю деревню Ивановку, это больше 10 км. Там нас учили русскому языку, ну и другим предметам, конечно. В 4 утра вставали, помогали ухаживать за скотиной, потом в темноте бежали в школу. Страшно. Волки. Собирались несколько человек, брали палки и шли учиться.
 Зимой все семьи собирались в один дом. Топить и обогреваться так было легче. Спали где попало. Уроки учили, где получится.

Папа ушел на фронт не сразу. У него зрение было очень плохое. В 1942 году отправился в Алкино для подготовки, потом попал на Волховский фронт. В 1943 году пришла похоронка. Мама нам об этом не сказала. Сама переплакала, но нас не хотела расстраивать. Как потом оказалось, в его минометный расчет попал снаряд. Всех убило, а он выжил, хоть его считали погибшим. Только в 1944 году стало известно, что он жив. Изранен - но жив. И он вернулся!

Это тоже 1949 год. Я стою во втором ряду.
Это тоже 1949 год. Я стою во втором ряду.

Помню я и Победу. Это была необыкновенная, переполняющая душу и сердце радость. Все выходили на улицу, кричали, плакали, целовались и обнимались. Была весенняя промозглая погода. Слякоть и снег даже шел. Я была у дядюшки в соседней деревне и не помню почему - у меня не было обуви. Я надела огромные дядюшкины сапоги и бежала домой по лужам и грязи. Победа! Это самая большая в жизни радость! А начало войны вспоминаю,  как огромную трагедию…

Продолжение следует

Автор:Эмилия Завричко
Читайте нас в